Роль ТНК в Латиноамериканских странах с развивающейся экономикой

Содержание
  1. Введение
  2. Глава 1. Современные особенности ТНК
  3. 1.1 Сущность и виды международных корпораций
  4. 1.2 Значение ТНК в мировой экономике
  5. Отраслевая структура 100 ведущих ТНК
  6. 1.3 ТНК развивающихся стран
  7. Fortune 100
  8. Экпорт стальной продукции основными странами, млн т.
  9. Глава 2. Особенности деятельности ТНК в Латиноамериканских странах
  10. 2.1 Латиноамериканские ТНК
  11. Крупнейшие «транслатинас» по объему продаж (2012 г., млн долл.)
  12. Прямые зарубежные инвестиции бразильских компаний, млн, долл.
  13. Страновое и отраслевое распределение инвестиций «транслатинас» в Европе (2003 — 2013 гг.)
  14. 2.2 Влияние иностранных ТНК на экономику Латиноамериканских стран
  15. 2.3 Основные направления и тенденции развития ТНК в Латиноамериканских странах
  16. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  17. ПРИЛОЖЕНИЯ
  18. Приложение 1
  19. Страновое распределение 500 крупнейших «транслатинас»
  20. Приложение 2
  21. Диаграмма распределения ТНК по странам

Введение

Более четверти мирового ВВП, половину мировой промышленной продукции и более двух третьих рынка мировой торговли зависит от транснациональных корпораций.

С 60-х годов 20 века, по мере развития института прямых иностранных инвестиций, а также по началу технологического разделения труда за пределы фирм, отраслей и границ стало проводником для создания огромных международных научно-производственных комплексов с филиалами или дочерними компаниями не только в разных странах, но и на разных континентах.

Транснациональные корпорации оказывают очень большое влияние на мировую экономику, с уверенностью можно сказать, что это самая большая негосударственная сила на мировой арене.

Латиноамериканские страны во многом похожи на Россию, мы находимся рядом в рейтингах по коррупции, зависимости от ресурсов. И все же, несмотря на очевидные сходства, есть достаточно серьёзные различия, когда мы говорим об отношениях этих стран с транснациональными корпорациями.

Актуальность темы выпускной квалификационной работы. Исходя из вышеперечисленной информации, роль транснациональных корпораций в развитии стран сложно недооценивать, роль этих организаций в продвижении глобализации неоценима, а так как имеется сходство в структуре экономики между Российской Федерацией и некоторыми Латиноамериканскими странами, это тема приобретает особую актуальность.

Многие ТНК занимают ведущии позиции в образующих экономику государства отраслях, таких как: банковский сектор, медицинский, транспортный, лёгкая промышленность. Эти факты заставляют нас детальнее разобраться в тех компаниях, у которых в руках сосредоточена практически безграничная власть. А если учитывать определенное сходство между большинством стран Латинской Америки и Российской Федерации, то данное исследование может в некотором роде помочь понять и развить вектор дальнейшего развития ТНК в России, а также их возможное влияние на экономику, их положительные и отрицательные стороны – всё это чрезвычайно важно, для оргнизации устойчивого развития для страны.

Так же это исследование довольно актуально ввиду последних событий в Крыму, так как мноие англо-саксонские корпорации, под давлением своего правительства будут вынуждены сократить свое развитие в России, уменьшить инвестиции и, возможно, вывести некоторые производства. Эта ситуация не является откровением для исследователей процессов международного, трансграничного движения капитала, похожая ситуация была и в Аргентине в начале 2000 – х годов, поэтому будет интересно изучить чужой опыт, чужие ошибки, чужие ходы, дабы постараться применить их в наших реалиях.

Так же не стоит забывать о том, что мы живем в эпоху глобализации, и данные процессы крайне позитивно влияют на победное продвижение ТНК по миру, в свою очередь сами ТНК являются «локомотивами» движения данных процессов, так же они являются основными бенефициарами от данных процессов, так как более половины мировой торговли приходится на ТНК. Большинство патентов принадлежат им, поэтому, когда мы слышим о борьбе с пиратством, незаконном распространении интеллектуальной собственности, мы должны понимать, что это в первую очередь нужно ТНК.

Так же актуальности этой теме прибавляет то, что мы живем в эпоху перемен и теперь уже, не только развитые страны обладают серьёзно раскрученными и дифференцированными ТНК. Сейчас, в странах с развивающейся и переходной экономикой происходят серьёзные перемены.

Если раньше там действовали только сырьевые ТНК, то сейчас серьёзное развитие получили несерьевые ТНК, если мы будем говорить о России – то это в первую очередь сектор страхования и телекоммуникационных услуг, банковских услуг. В Латинской же Америке, большинство, из плеяды новых ТНК, вышли из разных областей, это и сельскохозяйственная сфера и телекоммуникации и банковский сектор и нынешний лидер всего Латиноамериканского рынка в производстве цемента – мексиканский Cemex. И именно сейчас, происходит становление тех Латиноамериканских ТНК, которые еще недавно были лишь идерами у себя в стране, но расширившись в страны Латинской Америки, сделав их единым рынком для своей торговли они получили 600 миллионный рынок для сбыта своей продукции, а благодаря культурным сходствам, их управленческие и бизнес-модели оказались приемлемыми на этих рынках.

После такого столь серьёзного расширения Латиноамериканские ТНК могут выйти на международный рынок и попробовать навязать там конкуренцию, однако, только в тех областях, где на самом внутреннем рынке есть явная компания лидер, возможно монополист, тогда у нее хватит ресурсов конкурировать с большими западными ТНК, у которых есть доступ к более дешевому капиталу, и которые несколько больше лет действуют на мировой арене.

Поэтому данный период может стать для Латиноамериканских ТНК своеобразным толчком к новому развитию, к возможному мировому лидерству в своих отраслях.

Цель выпускной квалификационной работы заключается в исследовании особенностей деятельности ТНК в мировой экономике и выявлении основных направлений и тенденций в деятельности ТНК в Латиноамериканских странах и степени их влияния на экономику данных стран.

Достижение поставленной цели предполагает постановку и решение следующих теоретических задач:

  • Исследовать сущность и виды международных корпораций
  • Определить значение ТНК в мировой экономике
  • Исследовать ТНК развивающихся стран
  • Исследовать Латиноамериканские ТНК
  • Определить влияние иностранных ТНК на экономику Латиноамериканских стран
  • Определить основные направления и тенденции развития ТНК в Латиноамериканских странах

Объектом исследования являются ТНК в Латиноамериканских странах с развивающейся экономикой.

Предметом исследования являются тенденции и основные направления развития ТНК в Латиноамериканских странах с развивающейся экономикой.

Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в том, что развит многоуровневый подход к пониманию взаимодействий правительств Латиноамериканских стран с развивающейся экономикой с ТНК.

Структура работы. Выпускная квалификационная работа состоит из введения, 2 глав (6 параграфов), заключения и списка используемой источников.

Во введении обоснована актуальность темы выпускной квалификационной работы, ее теоретическая и практическая значимость, определена степень разработанности данной проблемы в научной литературе, сформулированы цель и задачи исследования, выделяются объект и предмет исследования.

В первой главе рассматривается понятие, сущность и значение ТНК в мире. И в развивающихся странах в частности.

Во второй главе анализируется деятельность различных ТНК в Латиноамериканских странах с развивающейся экономикой, а также основные направления и тенденции развития.

В заключение выпускной квалификационной работы работы приведены основные теоретические выводы и практические рекомендации, сделанные в рамках данного исследования.

Глава 1. Современные особенности ТНК

1.1 Сущность и виды международных корпораций

Как мною было написано выше, ТНК производят более четверти мирового ВВП и играют одну из важнейших ролей в международном хозяйстве. Рассмотрим предпосылки появления ТНК.

Большие национальные компании, после того как закончилась вторая мировая война, наконец, получили возможность возобновить международную торговлю. И вместе с этим был достаточно серьёзный сдвиг в возможностях. Из всех промышленно развитых стран, менее всего во второй мировой войне пострадало США, что в свою очередь вместе с ростом национального самосознания и большим количеством ресурсов, полученных от военной помощи союзникам, способствовало продвижению американских компаний за рубеж.

Ими применялась практика создания нового производства за рубежом – прямые инвестиции. По началу это называли «экономика масштаба», что давало возможность ТНК экономить на издержках производства и в то же самое время увеличивать выпуск продукции перенося его в третьи страны.

Несколько позже возникла теория технологического направления ТНК, считалось, что за основу взято технологическое превосходство компаний из развитых стран, они в свою очередь создают предприятия в иной стране только для выполнения вспомогательных функций, а весь контроль остаётся у головной компании.

Далее следовала теория о международной организации, которая наступает в следствие достижения компаниями определенного размера.

Итак, главный признак и одновременно предпосылка для появления ТНК – это осуществление прямых инвестиций из страны своего основания в принимающие страны.

Считается, что международные корпорации бывают двух видов:

  • Транснациональная корпорация – это корпорация у которой головная компания принадлежит к капиталу одной страны, а вот сами филиалы разбросаны по третьим странам.
  • Международная корпорация – это корпорация у которой головная компания принадлежит к капиталу двух или более стран, а сами филиалы находятся в разных странах.

Есть несколько аспектов деятельности ТНК:

  • Территориальный – его суть сводится к тому, что корпорация старается получить доступ к рынкам дешевой рабочей силы и рынкам природных ресурсов. Благодаря этому сокращать издержки и уменьшить себестоимость готовой продукции.
  • Интернациональный – его суть сводится к тому, что корпорация с филиалами по всему миру, может, благодаря преимуществу масштаба, экономически более эффективно производить товар, чем несколько независимых компаний. А так же обеспечивает контроль за принадлежащей ей технологией, распространяя ее только полностью контролируемым филиалам.

По статистике большинство корпораций имеют форму ТНК, а само деление на МНК и ТНК условно, так как в нынешних условиях критически важное значение приобретает не то, к скольким странам принадлежит капитал головной компании, а сам по себе глобальный характер ее деятельности, инвестирования, извлечения прибыли. При таких условиях даже не крупные компании подпадают под определение ТНК.

Так же хочется отметить, что большинство авторов считает, что понятия ТНК и МНК сходны.

Для контроля за ТНК уже в 1974 году в ООН, при Экономическом и Социальном Совете были созданы Комиссия по транснациональным корпорациям и так же Центр по ТНК, являющийся ее рабочим органом.

Однако позже они были преобразованы в подразделение Конференции ООН по торговле и развитию – ЮНКТАД. В общем правовое регулирование ТНК осуществляется при помощи подписанных международных актов – ГАТТ, ТРИПС.

Наиболее характерными чертами ТНК считаются:

  • Создание системы международного производства, которое рассредоточено по другим странам, но тем не менее, контролируется из центра.
  • Достаточно высокая интенсивность внутрикорпорационной торговли, между рассредоточенными в разных странах подразделениями
  • Некоторая независимость в принятии операционных решений от стран базирования и принимающих стран
  • Глобальная структура занятости и межстрановая мобильность менеджеров
  • Разработка, передача и использование новейших технологий в рамках замкнутой корпорационной структуры

ТНК являются формой экономической связи между странами базирования и принимающими странами, в большинстве случаев они не зависят в принятии решений от законодательных и исполнительных органов, а подчиняются своим, внутрикорпорационным, интересам. Этот космополитизм, который может подавлять государственность малых стран, в которых они действуют становится причиной противоречий между ТНК и принимающих сторон.

На данный момент отсутствуют какие-либо универсальные правила международного инвестирования ТНК, но тем не менее присутствуют довольно серьёзные регуляторы в Западной Европе. Обычно в странах базирования нет особых различий в законодательстве для ТНК и национальных корпораций.

В то же самое время в принимающих странах устанавливают правила для функционирования подразделений международных ТНК на их территории. Делается это все с помощью национальных законов об иностранных инвестициях.

В ходе переговоров между ЮНКТАД и Мировым банком были согласованы некие правила международного инвестирования как для ТНК так и для принимающих стран. Основная идея – это обеспечение максимальной свободы международного перемещения капитала, либерализация рынков капитала. В число правил вошли следующие:

  • Право входа – это правила при соблюдении которых ТНК может создать филиал на территории суверенного государства
  • Справедливый и недискриминационный режим – это предоставление иностранным инвесторам не менее благоприятного правового режима, чем для национальных компаний
  • Прекращение контракта – это право принимающей страны в одностороннем порядке национализировать филиал ТНК при условии соблюдения действующего законодательства и выплаты достойной компенсации инвестору
  • Урегулирование споров – если споры не решились при помощи переговоров, то почти всегда он решается в суде принимающей стороны на основе применимого законодательства или независимым арбитражем на основе Международной конвенции по урегулированию инвестиционных споров, принятой под эгидой Мирового банка

Таким образом ТНК оказывают влияние не только на страны базирования, но и на принимающие страны.

Для стран базирования, основная критика в адрес ТНК идет в следствии открытия филиалов, ТНК переносят туда часть рабочих мест, так же уводят от налогообложения часть прибыли. В результате возникают протестные движения, которые сводятся к введению налога на отток национального капитала. Тем не менее, в обзоре макроэкономического анализа, выясняется, что негативные эффекты от действий ТНК перекрываются позитивными – более эффективное использование национального капитала.

В свою очередь волнение у принимающих стран вызывает возможное политическое давление со стороны ТНК и вероятность проникновения в отрасли, тесно связанные с национальной безопасностью. Эти опасения приводят к принятию законов об ужесточении контроля за иностранными инвестициями, а также к запрету инвестиций в конкретные сферы экономики. Так же эти меры могут быть вызваны местными компаниями, которые не в состоянии выдержать конкуренцию с местными фирмами, и они требуют провести протекционистские меры у своего правительства. Однако, несмотря на все негативные последствия от действий ТНК большинство стран стремится привлечь как можно больше ТНК, чем ограничить приток иностранного капитала.

Так же между головной компанией и зарубежными филиалами проходит интенсивное движение капитала, товаров, рассматриваемое как прямые инвестиции, но трансфертные цены, по которым происходят трансакции сильно отличаются от рыночных, в зависимости от того что нужно сделать корпорации.

Трансфертные цены – цена внутрикорпорационной торговли между находящимися в разных странах подразделений одной и той же корпорации, так же используемые для перевода прибыли и сокращения налогооблагаемой базы.

Объёмы такой торговли достигли внушительнейших размеров, однако достаточно тяжело поддаются оценке. Именно поэтому трансфертные цены имеют огромное влияние на учет международного движения капитала в форме прямых инвестиций.

Огромные объёемы торговли вкупе с их непрозрачностью, как и в принципе непрозрачность структуры ТНК, приводит к тому, что ТНК могут наносить вред как материнским странам, так и принимающим. И хотя они регулируются, как я написал выше, рядом международных соглашений, возможно, этого не достаточно, для более прочного и понятного функционирования ТНК. Так же это может придать серьёзное улучшение в международной торговле, возможно, она станет более прозрачной и понятной для более мелких компаний, у которых нет такой структуры как у ТНК, и они тоже смогут устанавливать справедливые цены, которые послужат благоприятным фактором для их развития.

1.2 Значение ТНК в мировой экономике

Международный капитал, уже достаточно глубоко внедрился в экономическую жизнь многих государств мира, став неотъемлемой частью их процесса воспроизводства товаров и услуг. Например, в таких развитых странах как Бельгия, Австралия, Ирландия, Канада доля предприятий, принадлежащих иностранному капиталу, в общем объеме производства обрабатывающей промышленности составляет более 33%. В то же самое время в наиболее развитых странах западной Европы эти цифры колеблются от 21-28%. А в лидере мирового производства США эти цифры равны 10 процентам.

Но когда дело доходит до развивающихся стран, то там цифры еще солиднее. В районе 40 процентов промышленного производства развивающихся стран полностью или косвенно зависит от ТНК, а в некоторых странах и более.

Осматривая географию иностранных инвестиций можно отметить, что наибольшее количество средств приходится на развитые страны. Как экспортеры капитала, так и принимающие страны. В начале 2000-х более 93% экспорта капитала в форме прямых инвестиций и 73% их импорта приходилось на развитые страны.

И если ранее некоторые страны были против появления ТНК на их территориях, то в нынешних условиях нехватки инвестиций и капитала одобряют появление ТНК на своей территории, и даже существует конкуренция за получение таких инвестиций, в ходе которой ТНК получают скидки и преференции от деятельности в той или иной стране.

Как итог ядром мирохозяйственной системы мира являются 100 наиболее крупных ТНК. В руках этих корпораций находится неограниченная экономическая власть и более трети всех иностранных капитальных вложений.

Роль ТНК в мировой экономике можно оценить следующими показателями:

  • Они контролируют более 2/3 мировой торговли, при этом до 40% торговли происходит внутри ТНК, а значит они осуществляются не по рыночным ценам, а по трансфертным, они же в свою очередь формируются вне зависимости от рынка, а от решения о долгосрочной политики материнской компании
  • Более половины мирового промышленного производства приходится на ТНК
  • Более 10% всех занятых в несельскохозяйственном производстве работает на предприятиях ТНК (если рассмотреть соотношение материнской компании и дочерних в плане занятости, то получится 60/40)
  • Когда речь заходит о защите авторского права, патентов, все эти разговоры наиболее выгодно для ТНК, так как более 80 всех существующих патентов, лицензий и ноу-хау принадлежат ТНК.

Ранее почти все крупнейшие ТНК относились, если смотреть по национальной принадлежности, к трем наиболее развитым экономическим центрам мира – США, ЕС, Япония. Но в наше время наблюдается тенденция к появлению на мировой арене ТНК новых индустриальных стран.

Если смотреть на отраслевую структуру ТНК, то она выглядит достаточно диверсифицировано.

Из всех ТНК более половины заняты в производственной сфере – машины, электроника, фармацевтика и другие.

Чуть более 3% занимаются добычей ресурсов или заняты сельским хозяйством.

Остальные ТНК находятся в сфере услуг.

Если оценивать роль ТНК в мировой экономике по количеству занятых на предприятиях людях, то выйдет около 80 млн человек, эти цифры настолько существенны, так как это количество людей запросто превышает количество работоспособного населения в Германии.

Если же оценивать роль ТНК по продажам, то общий объем продаж 200 ведущих ТНК больше чем ВВП 187 стран мира, и является более трети мирового ВВП, однако количество занятых на предприятиях ТНК существенно меньше трети населения, что говорит об эффективности хозяйственной деятельности данных ТНК.

Если смотреть на действия ТНК объективно, то они меняют структуру народного хозяйства развивающихся стран, способствуют развитию промышленности.

ТНК финансируют НИОКР для ускорения научно-технического процесса, а также трудоустраивают большое количество научно-технических кадров, применяют полученные знания на практике. А все эти позитивные моменты происходят благодаря общемировой конкуренции, так как ТНК надо всегда увеличивать и развивать инновационные способности. ТНК приняли достаточно серьёзные меры по охране окружающей среды для своих дочерних компаний, и это несомненный плюс роли ТНК в мире.

Так же говоря о роли ТНК в мировой экономики стоит заметить, что ТНК активно используют мировой рынок труда и это помогает установить новые схемы во всемирном разделении труда, что в свою очередь усиливает процесс интернализации мировой экономики.

Если говорить об отраслях, которые наиболее зависимы от ТНК, то стоит отметить такие отрасли как:

  • Пшеница 90%
  • Кукуруза 85%
  • Медь 80%
  • Чай 75%
  • Бананы 70%
  • Каучук 70%

Стоит так же отметить зависимые от ТНК отрасли – металлы, энергоносители, лесоматериалы, вооружения.

Как мы можем заметить, столь большое количество зависимых отраслей создает угрозу безопасность для стран. А так как в эти отрасли входит и сельское хозяйство, то продовольственная безопасность это один из важнейших важнейших факторов успешного функционирования государства, так как без продовольствия ни одно правительство не удержится в своем кабинете.

Если мы будем говорить о рынке энегроносителей, то тут все достаточно явно. Есть нефтяной картель – ОПЕК и есть большое количество западных ТНК, котороые имеют не меньшее влияние на отрасль, цену нефти и вектор развития в принципе, чем те же самые страны, представители нефтяного картеля.

ТНК играют важнейшую роль в экспорте промышленных товаров, так как обычно такой экспорт происходит через систему зарубежных дочерних компаний этих ТНК. Это характерно для автомобильной промышленности, бытовой техники, фармацевтики и др.

Если мы посмотрим на отраслевую струтуры ста ведущих ТНК мира, то тут мы найдем, достаточно инетересную информацию.

Таблица 1

Отраслевая структура 100 ведущих ТНК

Отрасли ТНК Количество
Химико-фармацевская промышленность 21
Электронная и электротехническая промышленность 18
Автомобилестроение 14
Нефтедобыча и нефтепереработка 13
Производство напитков и продуктов питания 9
Диверсифицированная отраслевая структура 7

Чуть менее четверти от всех ТНК занимаются химико-фармацевтической промышленностью. Далее в лидерах и в количественном соотношении чуть меньше одной пятой от общего числа ТНК стоят фирмы, чей род деятельности связан с производством электроники и электротехнической промышленности. Все эти данные говорят о том, что почти все приспособления, которыми мы пользуемся для поддержания нашей жизнедеятельности, будь то таблетки или смартфоны, всё это так или иначе принадлежит ТНК. Это в свою очередь показыает роль ТНК, как более чем Важную для успешного функционирования не только человека, но и целых государств в целом.

Однако, сейчас также происходит бум стартапов, если еще 15 лет назад мы не знали компанию Google, то сейчас это признанный гигант в IT – сфере, а до момента становления мировой силой, прошло всего 6 лет. Свежеприобретенная компания Whats App, всего за 4 года своего существования перегнала по количество обенянными сообщениями технологию, существующую более 20 лет – Text messanging. В данное время, для любой компании, если она занимается чем-то новым есть возможность попасть в тот список ТНК, о котором при создании нельзя было и мечать.

В то же время нельзя забывать, что тот же самый Whats App был в итоге поглощен корпорацией Facebook, а это говорит о том, что даже в таких невероятных историях, практически невозможно удержать созданные активы. В данном контексте недавняя продажа создателем социальной сети «Вконтакте» Павлом Дуровым, своей части акций этого лидера интернет коммуникации в России, можно считать как очень показательную.

И все-эе именно у ТНК есть те, необходимые, ресурсы, которые они могут направить на создание новых, революционных продуктов.

Для мирового рынка труда ТНК являются таким своеобразным попутчиком/помощником, так как они предъявляют везде одни и те же требования, что заставляет мировые массы развиваться, так же если оценивать рынок потребления то, благодаря ТНК там тоже есть рост среднего качества товаров, обусловленный тем, что иначе неконкурентоспособные товары уйдут с рынка.

И всё же конкретное влияние ТНК на страну зависит больше от экономического развития последней и уровнем проникновения ТНК в ее отрасли.

1.3 ТНК развивающихся стран

Несмотря на то, что все думают, что ТНК в развивающихся странах нет,если оценивать по количественному показателю (см. приложение 2), они тем не менее возникли давно. Но вот серьёзный рывок произошел лишь недавно. Если немного разделить страны на регионы, то получится, что есть пара групп со странами с развивающейся экономикой, у которых есть свои национальные ТНК. Есть НИС Юго-Восточной Азии, туда входят – Республика Корея, Тайвань, Таиланд, Индонезия, Сингапур, Малайзия и Филиппины. Так же принято выделять ряд государств Латинской Америки – Бразилия, Аргентина, Мексика, Колумбия, Венесуэла, Чили. Стоит отметить крупные государства Южной Азии – Индия, Пакистан. С определённым вниманием можно отнестись и к странам Ближнего Востока – Египет, Саудовская Аравия. ТНК этих групп стран достаточно серьёзно отличаются друг от друга, но тем не менее у них есть ряд характерных черт.

В начале своего развития компании из данных стран обычно покупают устаревшие технологии у развитых стран. И в будущем все эти компании делали ставку уже не на старые технологии своих более богатых и развитых партнеров, а шли путем развития собственных НИОКР. Если говорить о характерных примерах, то тут следует выделить опыт Индии. ТНК этой страны направляло на инвестиции в высокие технологии огромные средства, эта индустрия стала выгоднее для работы и сейчас мы наблюдаем настоящий бум высоких технологий и разработки программного обеспечения в этой стране.

Если говорить о дальнейшем развитии ТНК развивающихся стран, то стоит отметить о прямые инвестиции. В начале своего пути, ТНК стараются их размещать в странах близких как по расстоянию, так и по духу. Если рассмотреть пример Гонконга, Тайваня, Сингапура, то выяснится, что абсолютное большинство инвестиций идет в страны с сильными китайскими диаспорами, и соответственно в КНР. В свою очередь Индия таким же образом поступает со странами Индийского океана, Юго-Восточной Азии, Африки, но только в те, которые традиционно находятся под серьёзным индийским влиянием и наличием сильной индийской диаспоры.

Далее, по мере развития ТНК развивающихся стран начинают инвестировать уже в те страны, в которых условия для этого лучше. Возвращаясь к вопросу о конкуренции на уровне поиска инвестиций, для ТНК на данном этапе нужно найти правильное место для приложения своих материально-технических ресурсов.

И в свою очередь последним витком развития ТНК в странах с развивающейся экономикой являются инвестиции в экономику развитых стран, в США от Мексики и Бразилии, в Японию из Тайваня и Таиланда.

Если говорить о лидерах данного соревнования, то первыми на международную арену вышли ТНК КНР.

China International Trust & Investment Corp. – самая большая ТНК в Китае. Уже давно она участвует во внушительных проектах.

Если говорить о таком регионе как о Восточной Европе, то там на данный момент действует много ТНК и они достаточно диверсифицированы. Из всех стран хочется выделить – Хорватию (детище стран НАТО, которые построили для своих военных баз дороги и привели за собой большое количество Американских инвестиций), Словакию, Венгрию.

Если мы заговорим о Российских ТНК, то наши компании уже с середины 2000-х годов оказывают серьёзную конкуренцию нашим западным партнерам.

Например уровень капитализации ООО»Газпром» выше чем у всех ТНК мира, за исключением Apple и Shell. Наша ТНК ООО»Роснефть» провела самое крупное слияние в Российской истории. Наши большие ТНК уже давно вышли за рубеж.

Но все же присутствуют некоторые проблемы, до вступления в ВТО, наши металлурги не могли полностью получать выгоду от международного сотрудничества. Наши предприятия автомобилестроения уже давно работают на паритетной основе с западными ТНК, однако они не получают современные технологии на свое производство.

Если мы посмотрим на рейтинг Fortune 100, то в 10 первых позициях, мы найдем 3 ТНК из стран с развивающейся экономикой, и все эти корпорации принадлежат ко второй по величине экономики мира – КНР.

Таблица 2

Fortune 100

Название компании Годовой оборот, млрд долл
Royal Dutch Shell 481
Wall-Mart Stores 469
Exxon Mobil 449
Sinopec Group 428
China National Petroleum 408
BP 388
State Grid 298
Toyota Motor 265
Volkswagen 247
Total 234

Всё это говорит о том, что ТНК из больший по экономики стран, становящиеся у себя лидером, могут свободно конкурировать с мировыми лидерами в своих отраслях. Но скорее это относится либо к таким большим как по экономике так и по численности населения и местом на карте стран, таких как США и Китай. Если же у страны не такая большая экономика, не такое больше количество жителей, которые в потенциале могут стать потребителями, то компании стоит искать родственные по культуре рынки, которые могут быть объеденины, при проффессиональном подходе, в один. И уже тогда, они смогут генерировать в своих оборотах серьёзным количеством капитала и стараться выйти на новые рынки и захватить в них как можно большую часть.

Достаточно показательным, является тот факт, что 6 из пятнадцати стран, крупнейших экспортеров стальной продукции, это страны с развивающейся экономикой. Это говорит о том, что экономики развиващихся стран, спешат стать более крупными и развитыми, так как показатель количества проданной стальной продукции выявляет о наличии возможностей у страны для дальнешего развития экономики и индустрии в целом. Все эти данные мы можем увидеть в таблице 3.

Таблица 3

Экпорт стальной продукции основными странами, млн т.

Страны 2012 год
1 КНР 54
2 Япония 41
3 Республика Корея 29,9
4 Россия 29,2
5 Германия 25
6 Украина 24
7 Турция 18,4
8 Италия 18
9 Бельгия 14,6
10 Франция 14,5
11 США 13
12 Нидерланды 10,9
13 Тайвань 10,5
14 Испания 9,8
15 Бразилия 9,7

Так же стоит отметить серьёзный рост непроизводственных ТНК в странах с развивающейся экономикой. По мере накопления капитала, идет постепенное улучшение уровня жизни населения, что даёт возможность начелению делать более дорогие покупки, они в свою очередь уже выходят за рамки минимальных потребностей человека. Речь идет о таких услугах как кредитование, для покупки машины, дома. Страхование имущества, машины, здоровья. И возможно некоторые необдуманные, импульсивные покупки в повседневной жизни. Это даёт возможность повышать производство и продолжать вкладывать в непроизводственную сферу так как она растет.

Все эти предпосылки помогли образоваться новым российским ТНК, таким как: Сбербанк, Альфа-банк и другие – в банковской сфере; Ингосстрах, Росгосстрах – в страховой сфере; МТС и Билайн – в телекоммуникационной. Все эти компании по-своему разные, у них рознится подход к клиентам, у них есть разница в структуре капитала, но тем не менее их объединет то, что они в первую очередь выходят за границы Российской Федерации в одни и те же страны. Во-первых, хотелось бы выделить те признаки, по которым выбираются данные страны, во-вторых хотелось бы рассказать об успехах.

Итак, Российские непроизводственные ТНК выходят на рынки родственных нам стран как по национальному, так и по языковому, так же не стоит забывать оо общей истории и большом количестве торговых союзов.

Так, что в конце хотелось бы отметить, что ТНК развивающихся стран развиваются не только интенсивно, но и экстенсивно, путем освоения новых сфер.

Глава 2. Особенности деятельности ТНК в Латиноамериканских странах

2.1 Латиноамериканские ТНК

Экономическое возвышение ведущих государств Латинской Америки сопровождалось появлением большой группы «транслатинас» – сравнительно мощных транснациональных латиноамериканских корпораций. Эти компании все сильнее влияют на формирование нового облика региональной экономики, где десятилетиями безальтернативно доминировали западные ТНК, и все более уверенно действуют на зарубежных рынках в качестве новых глобальных игроков. Интернационализация капитала вовлекает в свою орбиту десятки стран, чьи ведущие предприятия сумели модернизироваться, повысить внутреннюю и внешнюю конкурентоспособность и пошли по пути превращения в ТНК. Наиболее «продвинутые» развивающиеся государства поддержали зарубежную деятельность своих корпораций, рассматривая их в качестве эффективных инструментов конкуренции с западными державами и сокращения критического отставания от них. В первом десятилетии нового века свыше 5 тыс. ТНК развивающихся стран осуществили за рубежом 12,5 тыс. инвестиционных проектов greenfield (то есть «с нуля») на общую сумму 1,7 трлн долларов.

В согласии с этим трендом происходило и экономическое возвышение ведущих латиноамериканских государств. Хотя оно и не идет ни в какое сравнение с феноменальным хозяйственным спуртом Китая, но в общем мировом контексте (особенно на фоне затянувшейся рецессии в Европе) выглядит весьма убедительно.

Важным показателем возросшей экономической мощи Латинской Америки стало увеличение удельного веса национального капитала. Сформировалась большая группа сравнительно мощных местных компаний, которые в ряде случаев стали теснить зарубежные ТНК, десятилетиями доминировавшие на латиноамериканских торговых и финансовых рынках. Так, если в 1999 г. из 500 крупнейших бизнес-структур региона более 50% контролировались иностранным капиталом, то уже к 2007 г. этот показатель снизился до 25%.[6]

Прочно закрепившись на национальных рынках, многие латиноамериканские компании и банки активно включились в глобальное перемещение капитала в качестве его экспортеров. За рубежом открывались филиалы и представительства ведущих бизнес-структур, создавались собственные промышленные и торговые мощности, выстраивались вертикально-интегрированные производственные цепочки. Все чаще осуществлялись операции по приобретению уже действующих местных предприятий (инвестиции brownfield).

Таблица 4

Крупнейшие «транслатинас» по объему продаж (2012 г., млн долл.)

Компания Страна Отрасль Продажи
1 Petrobras Бразилия Нефтегазовая 130171
2 PDVSA Венесуэла Нефтегазовая 102500
3 Vale Бразилия Горнодобывающая 55014
4 América Móvil Мексика Телекоммуникации 47900
5 Grupo JBS-Friboi Бразилия Пищевая 32944
6 Odebrecht Бразилия Строительство 32325
7 Gerdau Бразилия Металлургия 18876
8 FEMSA Мексика Напитки 14502
9 Cencosud Чили Торговля 13971
10 Cemex Мексика Цементная 13546

Эти процессы легли в основу образования сравнительно большой группы транснациональных латиноамериканских корпораций (ТЛК), или, как их называют в документах Экономической комиссии ООН для Латинской Америки и Карибского бассейна, «транслатинас», которые все сильнее влияли на формирование нового – транснационального – облика региональной экономики и все увереннее чувствовали себя в системе мирохозяйственных связей (табл 4.).

Замечу, что объемы вывоза предпринимательского капитала из стран Латинской Америки были подвержены сильным перепадам, отражавшим изменения международной конъюнктуры. Так, в 2006 г. зарубежные капиталовложения ТЛК достигли рекордной цифры в 43 млрд долл., в 2009 г. (в самый разгар кризиса) они упали до 11 млрд, а в 2010 г. вновь поднялись до 43 млрд долл. Причем на первоначальном этапе трансграничные инвестиции «транслатинас» направлялись преимущественно в соседние страны региона, где ТЛК активно приобретали производственные активы. По мере того, как «транслатинас» набирали вес, их роль на латиноамериканском экономическом пространстве ощутимо возрастала. Например, в 1995 — 2002 гг. доля «транслатинас» в общем объеме прямых иностранных капиталовложений в Латинской Америке составляла 5%, а в 2003 — 2010 гг. этот показатель вырос до 36%.

А теперь рассмотрим внутренние причины, которые лежали в основе транснационализации латиноамериканского капитала, выделим движущие силы этого процесса.

Важным фактором, побудившим предприятия государств Латинской Америки к освоению зарубежных рынков, стала большая открытость экономик стран региона, достигнутая в результате неолиберальных реформ 1990-х годов. При всей неоднозначности последствий рыночных преобразований, макроэкономическая, внешнеторговая и финансовая либерализация объективно способствовала активному вовлечению компаний и банков Латинской Америки в стихию глобальных рынков и резко ускорила процесс образования «транслатинас».

Другой существенной причиной стал сравнительно узкий внутренний рынок даже самых крупных латиноамериканских стран, который не мог поглотить растущий объем товаров и услуг. Накопив опыт и обретя мощь в пределах национальных экономик, ТЛК критически нуждались в новых площадках для предпринимательской деятельности и стремились на международном уровне воспроизводить приобретенные навыки ведения бизнеса.

Процесс образования «транслатинас» можно разделить на два этапа. Первый (1990-е годы) — это своего рода подготовительный период к реальной транснационализации, когда международная активность латиноамериканских предприятий в большинстве случаев сводилась к расширению торговых операций, открытию зарубежных представительств и не носила четко выраженного инвестиционно-воспроизводственного характера. Второй (нынешний) этап интенсивно разворачивается в начале XXI в., когда благоприятная рыночная конъюнктура, связанная с ростом мировых цен на сырьевые и продовольственные товары, радикально изменила внешние условия. Возросшие доходы от экспорта сырья и продовольствия, в полном соответствии с теорией внешнеторгового мультипликатора, стали сильным стимулом увеличения внутреннего спроса и помогли раскрыть потенциал латиноамериканских предприятий несырьевого сектора, в том числе компаний, занятых в производстве товаров массового потребления, а также в технологичных отраслях и сфере услуг. Именно эти структуры, заинтересованные в новых емких рынках, возглавили процесс инвестиционно-воспроизводственной транснационализации и образовали ядро «транслатинас».

Традиционным способом корпоративного развития ТЛК является так называемый органический рост, макроэкономическая суть которого состоит в том, что получаемые прибыли и кредиты со временем все больше инвестируются не только в местный, но и в зарубежный бизнес корпораций. Благодаря этому происходит расширение трансграничной бизнес-активности: наращиваются производственные мощности, увеличиваются объемы производства и реализации товаров и услуг, растет занятость. Одновременно равномернее распределяются предпринимательские и финансовые риски, поскольку трудности на одних национальных рынках компенсируются увеличением продаж в других странах, где ситуация складывается более благоприятно.

При наличии у «транслатинас» значительных финансовых ресурсов предпочтительными становятся сделки по трансграничным аквизициям (слияниям и поглощениям) хозяйствующих субъектов, что, как правило, связано с крупными прямыми зарубежными инвестициями. Как показывает опыт, слияния и поглощения – средство скорейшего достижения бизнес-целей за пределами страны базирования ТЛК. Использование этой стратегии позволяет приобретать уже готовые активы с налаженным производством, менеджментом и маркетингом и, таким образом, в сжатые сроки получать весомые преимущества в конкурентной борьбе. С начала XXI в. ведущие латиноамериканские корпорации осуществили сотни операций аквизиции иностранных предприятий. Самой громкой была покупка в 2006 г. бразильской горнодобывающей ТЛК «Vale» крупного канадского производителя никеля «Inco Ltd» за 17,2 млрд долл.

Стратегия международной экспансии «транслатинас» не является ригидной. Она варьируется в зависимости от конкретной экономической и политической конъюнктуры, детерминирована многими внутрикорпоративными факторами, внешними обстоятельствами, финансовыми условиями, действиями партнеров и конкурентов. Одним из векторов транснационализации стали стратегические альянсы – сотрудничество, нацеленное на раздел рынков на взаимовыгодной основе, что позволяет избегать жестоких конкурентных войн. Например, в Латинской Америке мексиканская ТЛК «América Móvil» на равных соперничает с испанской корпорацией «Telefónica» (обе входят в элиту глобального телекоммуникационного бизнеса). Но острая конкуренция двух гигантов соседствует с тактикой соглашений о разделах рынков. Последний пример – переговоры о сотрудничестве на ключевой бразильской площадке (порядка 262 млн линий мобильной связи), где у «Telefónica» 75,8 млн клиентов, а у «América Móvil» – 65,6 млн. Стоит заметить, что мексикано-испанский стратегический альянс содержит весомый инновационный компонент, поскольку предусматривает широкое согласованное внедрение передовой технологии LTE (Long-Term Evolution), позволяющей существенно нарастить сервисные возможности высокоскоростных систем мобильной связи.

Таким образом, «транслатинас» используют различные стратегии, что позволяет им достаточно гибко приспосабливаться к меняющимся условиям ведения транснационального бизнеса на региональном и глобальном уровнях.

Изучение трансграничной деятельности «транслатинас» помогает избавиться от стереотипов и снять устаревшие коннотации, связанные с низкой международной активностью латиноамериканских стран. ТЛК осуществляют значительный экспорт капитала и способны участвовать в процессах глобализации мировой экономики в качестве полноправных и мощных субъектов.

В страновом разрезе видно, что по количеству «своих» ТЛК лидируют Бразилия и Мексика (приложение 1.). На их долю в 2010 г. приходилось 340 из 500 крупнейших «транслатинас», или 68%. А вместе с компаниями Чили, Аргентины, Колумбии и Перу — это число составит 485, или 97%. На остальные страны Латинской Америки приходится всего 15 «транслатинас» (3%) из приведенного списка.

Безусловным латиноамериканским лидером по вывозу капитала является Бразилия — в первую очередь компании, входящие в список крупнейших «транслатинас», которые действуют на международной арене особенно напористо. Если в 2001 г. прямые зарубежные инвестиции Бразилии составляли порядка 50 млрд долл., то в 2007 г. этот показатель более чем удвоился, а к началу 2012 г. вырос в четыре раза. Характерно, что бразильские ТЛК (в отличие от многих корпораций других стран) в разгар мирового кризиса не только не снижали темпов внешней экспансии, но энергично наращивали свое присутствие на глобальных рынках. В 2007‒2011 гг. прямые зарубежные капиталовложения бразильских бизнес-структур увеличились на 73% — со 111,3 до 192,9 млрд долл. (табл 5.).

Таблица 5

Прямые зарубежные инвестиции бразильских компаний, млн, долл.

2007 2008 2009 2010 2011
Всего 111339 113755 132413 169066 192933

Следует отметить высокую концентрацию бразильских инвестиций в карибских офшорных зонах (Багамы, Каймановы и Британские Виргинские острова). Здесь объем инвестиций в 2007 — 2011 гг. вырос на 66% и достиг 61,3 млрд долл. Нет сомнений, что экономика островов сама по себе не в состоянии «переварить» такие огромные финансовые ресурсы, и карибские банковские центры и налоговые оазисы широко используются бразильскими «транслатинас» в качестве перевалочной базы для последующего инвестирования на других рынках. (В скобках замечу, что бразильцы в этом не оригинальны). Одновременно Бразилия ощутимо нарастила свои капиталовложения в соседних латиноамериканских странах. Так, суммарные инвестиции в Аргентине, Венесуэле, Колумбии, Перу и Уругвае за указанный период увеличились на 118% – с 5,2 до 11,4 млрд долларов.

Безусловным лидером бразильского бизнеса является «Petrobras» – крупнейшая в Латинской Америке и пятая в мире интегрированная энергетическая компания, имеющая производственные и коммерческие интересы в 28 странах на пяти континентах. «Petrobras» добывает 2621 тыс. баррелей нефти и 452 тыс. баррелей природного газа (в нефтяном эквиваленте) в день. 16 нефтеперерабатывающих заводов компании ежедневно выпускают 2044 тыс. баррелей нефтепродуктов, большая часть которых реализуется 8356 собственными автозаправочными станциями. В распоряжении «Petrobras» свыше 30 тыс. км нефтепроводов, 242 морских судна, 16 теплоэлектростанций, четыре энергетических ветропарка, 7 фабрик по производству биотоплива и два завода сельскохозяйственных удобрений. На предприятиях компании трудится свыше 74 тыс. человек. Высокий технологический уровень «Petrobras» сделал ее мировым лидером глубоководной разработки нефтегазовых месторождений. В 2011 г. глобальный оборот продаж превысил 130 млрд долларов.

Примером высокотехнологичной ТЛК служит «Embraer» – один из ведущих мировых производителей коммерческих авиасудов, уступающий лишь «Boeing» и «Airbus» и делящий третье и четвертое места с канадской компанией «Bombardier». По оценкам, половина самолетов бразильских ВВС были произведены на заводах «Embraer». К настоящему времени компания выпустила свыше 5 тыс. воздушных судов, используемых в 80 странах мира. Помимо Бразилии, «Embraer» располагает производственными мощностями в США, Португалии, Франции, Китае и Сингапуре. По состоянию на начало 2013 г. число занятых превышало 18 тыс. человек, а портфель «твердых» заказов оценивался в 12,5 млрд долл., что гарантирует этой высокотехнологичной бразильской ТЛК неплохие перспективы на глобальном рынке авиатехники.

Крупными экспортерами капитала стали корпорации Мексики. К началу 2010 г. инвестиции 20 ведущих ТЛК этой страны достигли 117 млрд долл., а на их зарубежных предприятиях насчитывалось 230 тыс. занятых. Обращает на себя внимание чрезвычайно большая роль трех крупнейших компаний – «Cemex», «América Móvil», «Carso Global Telecom». На их долю приходилось 86 млрд долл., или 73% общего объема инвестиций «первой мексиканской двадцатки». Что касается географического распределения капиталовложений, то здесь следует отметить заметную роль латиноамериканских государств. На первом месте – Бразилия (21 млрд долл.), далее следует Колумбия – 5 млрд, затем Перу – 3,6 млрд и Чили – 3,5 млрд долл. В апогей мирового кризиса в 2009 г. вывоз мексиканского капитала составил 7,6 млрд долл., а в 2010 г., по мере восстановления предпринимательской активности, вырос до 42,2 млрд долл.

Феноменальную динамику демонстрирует телекоммуникационная компания «América Móvil», входящая в бизнес-империю самого богатого человека планеты, Карлоса Слима. Созданная сравнительно недавно, в 2000 г., сегодня «América Móvil» – крупнейшая корпорация Мексики по рыночной цене (93 млрд долл.), стоимости активов (67 млрд долл.), годовому обороту продаж (47 млрд долл.), объему прибылей (5 млрд долл.) и количеству занятых – 159 тыс. человек в 18 странах Америки. Столь стремительному росту способствовала агрессивная политика слияний и поглощений. В частности, в 2010 г. «América Móvil» приобрела крупную мексиканскую компанию сотовой связи «Telmex», что консолидировало ее позиции на региональном рынке телекоммуникационных услуг.

Высокую степень международной активности продемонстрировали компании Чили.По состоянию на 2011 г. их прямые инвестиции за рубежом превысили 60,2 млрд долл. и были размещены в 70 странах мира. При этом главным направлением вывоза чилийского капитала являются южноамериканские республики: Аргентина, Бразилия, Перу и Колумбия, где объем прямых инвестиций чилийских ТЛК в 2011 г. составил соответственно 16,2 млрд, 11,7, 11,1 и 8,4 млрд долл.

Характерная особенность чилийских ТЛК – их отраслевое разнообразие. Здесь мы встречаем мощные транспортные компании, занимающиеся международными морскими перевозками («Sudamericana de Vapores», «Interoceánica»), широко известные в Латинской Америке торговые фирмы («Falabella», «Cencosud»), передовые предприятия деревообрабатывающей отрасли («Arauco», CMPC), авторитетную инжиниринговую корпорацию «Signo Koppers», одного из мировых производителей вина «Viña Concha y Toro», высокотехнологичную компанию «Sonda» и т.д. Последняя, к слову сказать, только за 2010 — 2011 гг. прибрела три бразильские фирмы – «Telsinc», «Kaizen» и «Softeam», одну аргентинскую – «Ceitech» и одну мексиканскую – «Nextira One».

В 2012 г. произошло знаковое событие: объединение двух крупнейших латиноамериканских авиаперевозчиков – чилийской «Lan» и бразильской TAM в единую бизнес-структуру «LATAM Airlines Group», насчитывающую свыше 51 тыс. занятых. Ее совместный воздушный флот формируют свыше 300 современных судов, а портфель заказов предусматривает покупку еще около 200 новых авиалайнеров. LATAM выполняет пассажирские перевозки в 150 городов 22 стран мира.

Заметную (по латиноамериканским меркам) зарубежную бизнес-активность традиционно проявляли предприятия Аргентины. В последнее десятилетие их трансграничный рост несколько замедлился, что не в последнюю очередь связано с дирижистской моделью экономического развития, взятой на вооружение правительствами Нестора Киршнера и Кристины Фернандес де Киршнер. Ставка на государство как главного хозяйственного игрока не могла не притормозить расширение ареала зарубежной деятельности крупных частных предприятий. Отставание особенно рельефно смотрится на фоне Чили. Аргентинские ТЛК в два раза отстают от своих соседей по объему прямых зарубежных инвестиций (30 млрд долл.) и также вдвое уступают количественно: 32 аргентинских против 65 чилийских компаний.

Тем не менее и сегодня Аргентина – в числе региональных лидеров по степени транснационализации бизнеса. В конце первого десятилетия XXI в. 19 ведущих аргентинских «транслатинас» располагали 315 филиалами в 42 странах. В их числе фигурировали агропромышленные, энергетические, нефтехимические, химические, металлургические, пищевые, торговые и фармацевтические компании. Характерным примером может служить группа «Arcor S.A.I.C.» – один из мировых лидеров в производстве продовольственных товаров. Созданная в 1951 г. в провинции Кордова семьей итальянских иммигрантов, «Arcor» в настоящее время в Аргентине, Бразилии, Чили, Мексике и Перу располагает 39 промышленными предприятиями с числом занятых свыше 20 тыс. человек. Продукция этой ТЛК поставляется в 120 государств мира. Примечательно, что стратегическим партнером «Arcor» в Латинской Америке выступает французская группа «Danone».

Яркий пример высокотехнологичной частной латиноамериканской бизнес-структуры – группа фармацевтических компаний «Bagó», основанная в 1934 г. На начало 2013 г. в группу входили четыре компании в Аргентине, а также лаборатории еще в 17 латиноамериканских странах, в Пакистане, Шри-Ланке, России и на Украине. В общей сложности на предприятиях «Bagó» занято 6,5 тыс. человек, а их продукция реализуется в 47 странах с годовым оборотом продаж более 1 млрд долл. Основа достижений «Bagó» – высокий уровень разработок, осуществляемых в головном аргентинском научно-исследовательском центре этой ТЛК и в других ее подразделениях. Группа обладает 71 патентом в 13 государствах мира.

Несколько скромнее в списке «транслатинас» представлены компании двух других крупных латиноамериканских государств – Колумбии и Перу.

Среди 26 колумбийских бизнес-структур, входящих в число 500 крупнейших ТЛК, стоит выделить «La Organización Carvajal» – основанный в 1904 г. конгломерат, объединяющий 12 высокотехнологичных и консалтинговых компаний, на которых трудятся 23 тыс. человек. «Carvajal» имеет бизнес-интересы в большинстве латиноамериканских стран, в США и Испании. Сильная его сторона – технологичный аутсорсинг, обеспечивший этой колумбийской ТЛК клиентскую базу в 50 странах мира. Операции за рубежом приносят компании 45% прибыли.

В последние годы лидеры колумбийского бизнеса резко увеличили вывоз капитала и активизировали операции поглощений иностранных активов. В 2010 г. колумбийские ТЛК инвестировали за границей 6,7 млрд долл., что более чем вдвое превысило показатель 2009 г., и довели сумму накопленных прямых зарубежных инвестиций до 20,5 млрд долл. Особенно крупных масштабов достигли трансграничные аквизиции финансовых групп. Так, в декабре 2010 г. компания «Grupo Aval» за 1,9 млрд долл. купила центральноамериканский банк «BAC Credomatic»; в декабре 2011 г. финансовая корпорация «Grupo de Inversiones Suramericana – Grupo SURA» за 3,6 млрд долл. приобрела в пяти латиноамериканских странах активы нидерландского финансового конгломерата «ING Groep N.V.».

Это стало крупнейшей международной трансакцией в истории колумбийских «транслатинас». В феврале 2013 г. практика знаковых зарубежных приобретений получила убедительное продолжение в связи с покупкой ведущим коммерческим банком Колумбии «Grupo Bancolombia» банка «HSBC Panamá» (филиал «HSBC Holdings plc»). Эта операция, которая оценивается в 2,1 млрд долл., свидетельствует о развитии процесса транснационализации колумбийского капитала.

Количество перуанских компаний в списке 500 крупнейших «транслатинас» в 2005 — 2010 гг. выросло почти вдвое: с 12 до 22. Результат неплохой, и он говорит о том, что ТЛК Перу сумели найти свою нишу в глобальной экономике. Но масштабы трансграничных операций перуанского бизнеса пока еще сравнительно скромные и значительно уступают объемам сделок корпораций из других ведущих латиноамериканских государств. Это в полной мере относится и к лидеру перуанской пищевкусовой отрасли — концерну «Alicorp», который осуществляет агрессивную стратегию корпоративного роста, скупая активы как в Перу, так и за рубежом. В 2008 г. «Alicorp» за 7,5 млн долл. купил колумбийскую фирму PROPERSA и за 65 млн долл. — аргентинскую компанию с английским названием «The Value Brand Company», в 2012 г. за 62 млн долл. — чилийскую «Salmofood». В феврале 2013 г. концерн сделал самое значимое зарубежное приобретение: за 96 млн долл. установил контроль над крупным бразильским производителем и дистрибьютором пищевых продуктов «Pastificio Santa Amália».

В целом можно констатировать, что ключевые бизнес-структуры различных стран Латинской Америки все чаще предстают на глобальном экономическом поле не как малоопытные новички, а как сильные конкуренты западных ТНК.

Анализ деятельности «транслатинас» в страновом контексте позволяет выявить значительный отрыв, в который ушли Бразилия и Мексика в деле формирования «собственных» ТЛК. На обозримую перспективу эти два гиганта сохранят позиции безусловных лидеров и продолжат доминировать на региональных инвестиционных рынках. Но трансграничная экспансия стран «второго экономического эшелона» (особенно Чили и Колумбии) также набирает обороты и усиливает общий тренд.

Зарубежные приобретения латиноамериканских компаний в XXI в. нарастали как по объемам, так и в географическом и отраслевом отношениях.

На начальном этапе экспансия ТЛК распространялась преимущественно на соседние латиноамериканские страны. Это и понятно: Латинская Америка является для «транслатинас» своего рода «ближним зарубежьем», наиболее близким и понятным районом с точки зрения ведения бизнеса, проведения эффективных (менее затратных) рекламных кампаний и налаживания тесных партнерских отношений. Расширяя свою деятельность в «родном» регионе, ТЛК объективно выполняют важную миссию: объединяют латиноамериканские экономики в единое целое не только по географическому принципу, но и на основе разветвленных корпоративных, торговых, финансовых и производственных связей в различных сферах хозяйства.

По мере консолидации позиций на своем континенте «транслатинас» стали нацеливаться на новые рынки, лежащие за пределами Западного полушария, главным образом в Европе. Выбор европейского направления был обусловлен рядом веских причин.

Во-первых, сыграли роль традиционно тесные европейско-латиноамериканские связи, в том числе на корпоративном уровне. По сути, многие предприятия в странах Латинской Америки были основаны иммигрантами из Европы и переняли стандарты ведения бизнеса, принятые в Старом Свете.

Таблица 6

Страновое и отраслевое распределение инвестиций «транслатинас» в Европе (2003 — 2013 гг.)

Страна % Отрасль %
Всего 100 Всего 100
Португалия 34 Строительство 28
Испания 21 Химическая промышленность 16
Польша 14 Металлургия 9
Великобритания 10 Нефтегазовая 8
Франция 4 Пищевая 7
Германия 1 Автомобильная 4
Италия 1 Аэрокосмическая 4

Во-вторых, латиноамериканских деловых людей привлекли такие характеристики европейской хозяйственной и финансовой среды, как наличие огромного общего рынка в рамках Евросоюза и принятие единой валюты – евро, что существенно упрощало предпринимательскую деятельность.

В-третьих, финансово-экономический кризис и затянувшаяся рецессия ослабили европейские экономики и в ряде случаев снизили цены на многие достаточно привлекательные активы. Последнее обстоятельство позволило ТЛК использовать сложившуюся политико-экономическую конъюнктуру для укрепления своих позиций. Данные, приведенные в таблице 6 дают представление о страновых и отраслевых предпочтениях «транслатинас» в Европе.

Как видим, 55% инвестиций латиноамериканских корпораций пришлось на бывшие метрополии – Испанию и Португалию, то есть страны, особенно тесно связанные с Латинской Америкой и входящие в Ибероамериканское сообщество наций. Согласно отзывам менеджеров многих «транслатинас», они чувствуют себя на Иберийском полуострове «как дома» и склонны использовать его в качестве плацдарма для дальнейшего проникновения на рынки Франции, Германии, Италии и других государств. По состоянию на 2011 г., 147 «транслатинас» имели в европейских странах свои представительства, игравшие роль континентальных штаб-квартир. В том числе: в Испании – 26, Португалии – 17, Великобритании – 13, Бельгии – 8, Германии – 7, во Франции – 2 и т.д.

Привлекает внимание значительный интерес, проявленный ТЛК к Польше, единственной стране Евросоюза, которая преодолела кризисный период без рецессии. Здесь пока нет европейских штаб-квартир «транслатинас», но рост инвестиций говорит о том, что и Восточная Европа попала в поле зрения латиноамериканского транснационального бизнеса.

В авангарде латиноамериканского наступления на рынки стран-членов ЕС уверенно выступают бразильские корпорации, которые за три года (2008 — 2010) провели несколько масштабных операций поглощения активов, контролируемых европейским капиталом, что в ряде случаев ощутимо усилило экономическое присутствие Бразилии не только в Европе, но и в других районах Земного шара.

Самой значительной сделкой в указанный период была покупка за 2,5 млрд долл. корпорацией «Vale» 51% акций горнодобывающей компании «BSG Resources Guinea», контролируемой британским и израильским капиталом. Это приобретение обеспечило бразильцам доступ к богатым месторождениям железной руды на африканском континенте, в частности, в Гвинее, где «Vale» планирует довести добычу до 50 млн т в 2015 г. и тем самым закрепиться в качестве мирового лидера в производстве и экспорте указанного стратегического вида сырья.

Инвестиционная экспансия латиноамериканских компаний в Европе абсолютно необходима для них с точки зрения получения прямого доступа к новейшим технологиям и современным управленческим компетенциям. Это критически важно для дальнейшего повышения международной конкурентоспособности «транслатинас», закрепления и расширения их позиций в элите глобального бизнеса.

Выделение группы наиболее конкурентоспособных компаний и банков, готовых к борьбе на глобальных рынках и уже одержавших первые весомые победы, стало одним из важнейших векторов экономического развития стран региона. «Транслатинас» быстро втянулись в орбиту глобализации, стали подлинными лидерами (или, как сейчас говорят, драйверами) разворачивающегося на наших глазах процесса интернационализации экономики стран Латинской Америки. Не менее существенно и то, что в результате динамичного подъема и укрепления позиций «транслатинас» традиционные ТНК западных стран перестали быть безальтернативными финансово-экономическими игроками на латиноамериканском пространстве.

Выход «транслатинас» на зарубежные торговые, производственные, сервисные и финансовые рынки по времени совпал с развертыванием нового этапа развития глобальной экономики и органично вписался в общие тренды перестройки мирохозяйственных связей. ТЛК в целом успешно прошли проверку на прочность в непростой период мирового кризиса, тем самым подтвердив, что они состоялись как новые глобальные игроки.

До недавнего времени латиноамериканские страны были больше сосредоточены на внутренних проблемах своего развития и сравнительно узких региональных вопросах. Но в последние годы, в значительной степени благодаря «транслатинас», ведущие государства Латинской Америки проявляют интерес к решению задач глобального регулирования. Расширяющаяся трансграничная деятельность ТЛК помогает странам региона активно позиционировать себя на поприще мировой политики и независимо высказываться на международных форумах, включая выступления в рамках «Большой двадцатки».

2.2 Влияние иностранных ТНК на экономику Латиноамериканских стран

В начале, хотелось бы поговорить об общемировом влиянии на страны Латинской Америки и Карибского бассейна, а после, хотелось бы привести в частности пример вклада Испанских компаний в развитие этого региона и ТНК. До 1999 года наблюдался устойчивый постепенный рост с пиком на отметке в 90 млрд долларов США. Так же до 80% приходилось на Южную Америку, а 20 — на обобщённую Центральную. Затем произошел резкий обвал, но Южную Америку он затрагивает лишь в 2001 году, до которого там наблюдался ещё некоторый приток инвестиций.

Но к 2003 общий объём прямых иностранных инвестиций в Латинской Америке упал до 45 млрд долларов, причём они распределялись между Южной Америкой и Центральной. Затем снова начался медленный рост, к 2005 он совокупно достиг 77 млрд и стагнировал на этом уровне год. 60-70% инвестиций приходилось на страны Южной Америки. Потом у них следует новый рост, достигший в 2008 году пика в 90 млрд. В то же время в Центральной Америке, где с 2006 года по 2007 уровень FDI вырос с 30 млрд до 41, 2008 год стал годом стагнации. В 2009 году объём прямых зарубежных инвестиций в центрально-американских странах снижается до 25 млрд, а в южноамериканских – до 38 млрд.

Однако в последнем квартале 2009 года снова начинается рост. В Центральной Америке он незначителен, но в Южной достигает почти «докризисного» уровня и оценивается в 85.143 млрд долларов США. В результате совокупный показатель составляет 112.634 млрд. это ещё далеко до пика 2008 года, но всё же один из высших показателей с 1990 года (и, соответственно, вообще в истории).

Наибольший рост прямых зарубежных инвестиций в Южной Америке в 2012 году пережила Бразилия (на 87%), Перу (на 31%), Чили (на 17%), отмечают спад FDI в Колумбию (тем не менее, 6,76 млрд долларов), но не поясняют возможных политических причин. Лишь в отношении Венесуэлы авторы доклада указывают, что сохраняющиеся негативные показатели иностранного инвестирования связаны с национализацией иностранных предприятий и фирм.

В то же время, с экономических позиций в докладе отмечено, что в Бразилии, Перу, Чили, Колумбии и Мексике резко растёт внутренний спрос, в том числе на инвестиции. Также они отмечают роль стремления зарубежных компаний «вынести» сервисы и производства на территорию латиноамериканских стран «в виду кризиса».

В зарубежных инвестициях 43 млрд долларов из общих 113 млрд приходится на долю латиноамериканских же фирм, в том числе транснациональных. В целом в мире уровень FDI в экономику развитых стран продолжал падать (на 7% с 2009 года), а вот в экономики развивающихся стран и переходные экономики он увеличился более чем на 10% и составил более 50% от мирового потока капиталов. При этом рост вклада в мировые инвестиционные потоки со стороны транснациональных компаний, базирующихся в развивающихся странах, расширяющих свою активность несмотря на рост конкуренции и одновременно консолидации на мировом уровне, и не только в области производства продукции конечного потребления, с различным уровнем технологической оснащённости, но и частично в сырьевых секторах

Наибольший рост в отношении FDI показывает Латинская Америка.

Наиболее инвестоёмкими секторами здесь оказались сырьевой (особенно добыча металлов, углеводородов и продовольственный) и производственный (особенно автомобилей, интегрированных услуг, средств телекоммуникации и программного обеспечения).

В Центральной Америке объём прямых зарубежных инвестиций вырос на 16%, в Мексике – на 17%. На перешейке наибольшими получателями инвестиций в целом стали Панама с 2.363 млрд., и Коста-Рика с 1.412 млрд. на 52%, 18% и 17% соответственно выросли объёмы FDI в Гондурасе, Гватемале и Никарагуа.

В Карибском субрегионе продолжал сказываться кризис, особенно в полагающихся на туризм экономиках – общий объём прямых зарубежных инвестиций здесь сократился на 18% до 3.917 млрд долларов. Наибольший упадок в этом отношении переживает Доминиканская Республика – сокращение на 25%. Зато есть некоторый рост инвестиций на Гаити, преимущественно в средства и инфраструктуру телекоммуникации, причём именно после землетрясения в январе 2010 года.

В целом высокие цены на сырьё способствовали росту инвестиций в этот сектор по всему региону, также, как и рост внутреннего спроса, особенно в таких странах как Бразилия и Мексика, и особо авторы обозначают экономический рост, как следствие антикризисных мер, в Бразилии, а также в Колумбии, Перу, Чили, Мексике и Уругвае.

В Южной Америке наибольшее количество инвестиций было направлено в сырьедобывающий (43%) и услугопроизводящий (30%) сектора. Росли здесь и инвестиции в перерабатывающий сектор, включая производство строительных материалов и вообще сопутствующие сервисы. В Центральной же Америке и Мексике 54% прямых зарубежных инвестиций пошли в 2010 году в производство, 41% — в сектор услуг, и лишь 5% — в сырьевой и перерабатывающий сектора.

На первом месте среди стран – источников инвестиций – по-прежнему США (17%), затем Нидерланды (13%), Китай (9%), Канада, Испания и Великобритания (по 4%). Внутрилатиноамериканские инвестиции из одной страны в другую в 2010 году составили 10%, по сравнению с 8% в 2009 году. Значительная их доля сопровождалась слияниями, поглощениями и развитием новых проектов.

Китай уже третий торговый партнёр латиноамериканских стран после США и ЕС и вскоре опередит последний.

В этой части второго параграфа мне бы хотелось затронуть тему зарубежных инвестиций от ТНК которые близки по духу и языку для испаноговорящих стран в Латинской Америке – Испании.

Новая экономическая ситуация в Европе, а это чрезмерное усиление ТНК из Германии и Франции, которые могли и наверняка планировали провести поглощение хороших, но экономически менее сильных Испанских ТНК, привела к поиску решений для правильного вывода капитала из зоны ЕС.

И в ходе мозгового штурма был выбран такой регион как Латинская Америка, этому способствовало не только много общего в пане культуры и языка, сколько отсутствие чрезмерной конкуренции и наличие свободных ниш в экономике данных стран.

Момент для вступления на рынок был выбран очень удачно, в конце 1980-х в этих странах проходили изменения в пользу либерализации рынка и отступления от протекционистских решений. Причинами для таких решений как обычно стали экономические результаты, они оставляли желать лучшего, иными словами, Госкапиталистические модели себя не оправдали. В свою очередь рост коррупционной составляющей в государственных и муниципальных органах, а также получение кредитов для дальнейшего рефинансирования бюджетного дефицита только ускоряли данные реформы.

Все эти причины делали Латинскую Америку достаточно сытным куском пирога для ТНК, в итоге всего за несколько лет Испания, которая раньше была лишь проводником в Латинскую Америку для Европы, стала крупнейшим Европейским инвестором во многих государствах этого не спокойного региона.

В период с 1993 — 2013 года, было инвестировано более 140 млрд. Евро. Считается, что пик активности пришелся на 1999 год, по финансовым показателям выходило, что за тот год объём прямых инвестиций составил более 30 млрд. Евро.

Все Испанские инвестиции распространялись по различным секторам Латиноамериканской экономики, но в основном они были инвестированы в телекоммуникации, энергетическую сферу, финансовую сферу, транспорт и туризм.

Данное, достаточно агрессивное финансирование, имело свои плоды, такие как, к началу 2000-х годов ТНК Endesa стала одним из лидеров энергетической отрасли, с результатами в контроле более 25% производства энергии и 30% распределения.

В свою очередь, авиакомпания Iberia выбилась в лидеры по количеству перевезенных пассажиров по маршруту Европа – Латинская Америка. Так же под контролем Испанских банков оказалось более 40% банковской системы Мексики, 30% от аналогичных рынков Аргентины и Чили, и 1/5 от рынка Бразилии. А ТНК Repsol YPF вообще стала крупнейшей энергетической компанией всего континента.

Если рассматривать продвижение телекоммуникационных испанских компаний в данном регионе, то несомненно стоит отметить последовательное усиление позиций ТНК Telefonika. Они вышли на рынок в 1990г и уже к середине 2000-х контролировала немногим более 60% рынка телекоммуникационных услуг, что позволило ей войти в клуб крупнейших операторов мира.

Если рассматривать географию инвестиций, то стоит отметить 4 лидеров этого инвестиционного бума: Аргентина, Бразилия, Мексика, Чили. Если перейти на конкретные цифры, то суммарный объем инвестиций приближается к 111 млрд евро. В частности, на Бразилию и Аргентину пришлось 42 миллиарда прямых инвестиций и 32 миллиарда. Показатели для Мексики несколько ниже 24 миллиарда, Чили 12 млрд.

В частности, хотелось бы расписать происходящее с одним из полученных инвестиций – Аргентину. По сферам, в которые пошел испанский капитал стоит отметить: нефтегазовую сферу, транспортную, банковскую, телекоммуникационную. Активная экспансия испанскими компаниями началась с 1999 года, первой ласточкой в череде следующих покупок служила покупка компанией Repsol 97% акций крупнейшей частной нефтегазовой компании YPF. Если посмотреть на числа, то весь объем инвестиций для приобретения данного актива вышел в 11,5 миллиардов евро, что составляет на данный момент более 1/3 всех инвестиций в экономику Аргентины. В результате данного поглощения Repsol YPF стало крупнейшей нефтегазовой компанией в Латинской Америке, после этого был расширен спектр деятельности, компаний вышла на новые для себя рынки Боливии, Уругвая, Перу.

Если говорить о том, какая же отрасль так же привлекла испанские инвестиции, то стоит отметить вложения в телекоммуникации. Лидером по прямым инвестициям является компания Telefonika. Все началось в 1990г. с приобретения компании TASA, на тот момент являвшейся одной из крупнейших телекоммуникационных компаний в Аргентине. Так же было приобретено около четверти акций в аргентинской компании, основной сферой занятия которой было предоставление услуг кабельного телевидения.

Если заглянуть в финансовую сферу инвестиций в Аргентину, то тут пальма лидерства принадлежит крупнейшему частному банку Испании Banco Santander. Им было приобретено более ¾ акций одного из крупнейших банков Аргентины – Banco de Galicia y Buenos Aires.

Так же стоит отметить действия испанских компаний в сфере воздушного транспорта. В начале 1990-х годов 85% акций аргентинской компании Aerolineas Argentinas были приобретены испанской компанией Iberia. Для подведения итогов иностранного участия в экономике Аргентины стоит отметить тот факт, что контроль крупных активов ключевых отраслей экономики подразумевает возможность влиять в принципе на вектор развития отраслей. Так во время кризиса 2001 в Аргентине, многие испанский компании начали вывод капитала и такими действиями вызвали его значительный отток из страны. Так же, из-за этого кризиса инвесторы перенаправили свои средства в более устойчивые экономики Латинской Америки, например, в Бразилию. Как я написал выше, о том, что Бразилия является лидером в полученном капитале, объем прямых инвестиций составил 42 миллиарда евро. Это означает, что Бразилия стала не только крупнейшей страной в Латинской Америке, не только таковой по размеру территории, не только по экономическому потенциалу, но и самым крупным пунктом принятия инвестиций из Испании.

Если рассматривать отраслевую структуру распределения капитала, то стоит отметить следующие области: финансы, телекоммуникации, энергетика.

Несомненным лидером в приёме прямых инвестиций являются телекоммуникации – 16 миллиардов евро, более 1/3 от суммы всех инвестиций в Бразилию. Главным игроком на этом рынке является небезызвестная компания Telefonica, начало «вторжения» на благоприятный Бразильский рынок началось в 1996 году с приобретением компании Rio Grande. Все это вкупе с успехами на аргентинском рынке позволило создать панамериканскую телекоммуникационную сеть телекоммуникационных услуг. Еще один из важнейших пунктов в разделе приобретений стоит отметить участие и приобретение одной из крупнейших государственных компаний Бразилии Telebras, так как сумев выиграть данный тендер и получив компанию Telesp, Telefonica стала крупнейшим игроком на мировом телекоммуникационном рынке. Если разобраться в порядке цифр, то стоит заметить, что вложения в телекоммуникации в Бразилии по объёму средств практически в 4 раза превысил существующий показатель Аргентины.

Далее хотелось бы отметить финансовый сектор, где так же проявил знакомый нам по Аргентине частный испанский банк Banco Santander, его приобретения разных финансовых активов за период с 1997-2002 дало возможность контролировать практически 15% всей банковской системы Бразилии. Если рассматривать объем инвестиций, то он получился достаточно солидным, более 10 миллиардов евро, при том, что основным хозяином данных инвестиций является Banco Santander.

Так же испанские компании вошли и на энергетический рынок Бразилии. Небезызвестная компания Endesa приняла участие в приватизации 2 достаточно крупных энергетических компаний из Бразилии: Companhia de Electricidade do Rio de Janeiro и компанию из штата Сеара.

Данные покупки вышли за рамки 30% от суммы испанских инвестиций в энергетический сектор Бразилии. В конце 1999 года, компания Endesa получила сильного конкурента в лице компании Iberdrola, которая после поглощения ряда государственных энергетических компаний стала лидером в распределении электроэнергии на рынке Бразилии.

Если мы попытаемся описать основные характеристики Бразилии, почему она привлекает капитал, то в первую очередь стоит отметить стабильное положение экономики, достаточно серьёзно развитая инфраструктура, политика приватизации государственных компаний и серьёзный кризис в Аргентине – вот ключевые черты для успеха Бразилии в привлечении инвестиций. Если говорить об объеме инвестиций, то тут Бразилия является не только лидером в Латинской Америке, но и входит в мировые лидеры по данному показателю. Однако глубина рынка и наличие серьёзных конкурентов не позволяют компаниям получить лидирующие роли в секторах экономики, кроме как на телекоммуникационном. Поэтому ТНК так же инвестируют и в другие развивающиеся страны этого региона.

Если говорить об отраслевой структуре капиталовложений в Мексику, то так же в лидерах окажутся финансовый, энергетический и телекоммуникационные сектора. Так же стоит отметить достаточно серьёзное присутствие иностранного капитала в туристической отрасли Мексики. Из всех стран Латинской Америки, именно Мексика зависит от испанских инвестиций, от испанских ТНК в большей степени. Проще всего разглядеть данную особенность в банковском деле, там участие испанских компаний оценивается более чем в 40% от всего рынка. Как и в предыдущих странах, ключевую роль тут занимает Banco Santander, все его инвестиции в Мексику равны половине всех иностранных инвестиций, направленных в страну. Уже в 2000 году Santander приобрел банк Serfin и вышел на 3 место в рынке финансовых услуг в Мексике. Если говорить о телекоммуникациях, то стоит отметить что тут лидерство испанского капитала не столь велико, но непременно стоит отметить, что в 2000 году компания Telefonica купила у Motorola четыре компании, занятые в оказании услуг в мобильной связи.

Гостиничные и туристические компании Испании, располагающие большими финансовыми ресурсами и накопившие серьёзный опыт по обслуживанию туристов в Европе, тоже начали продвигаться на рынок Латинской Америки.

Крупнейшая испанская туристическая группа Sol Melia имеет во владении гостиничную инфраструктуру в 12 странах Латинской Америки, а также занимает одну из ведущих ролей в туристической отрасли Мексики.

Как я уже написал выше, экономика Мексики в большей степени зависит от деятельности испанских ТНК в отличие от других стран региона.

В особенности значительное присутствие испанского капитала влияет на банковский сектор Мексики. Так как банковская сфера является одной из основных сфер экономики, настолько плотное иностранное присутствие может быть потенциально опасным. Если отмечать вторую ключевую особенность инвестиций в Мексику, то по сравнению с остальными странами региона, отметить стоит обширное присутствие испанского капитала именно в туристической отрасли Мексики.

Четвертая страна Латинской Америки, по величине испанских капиталовложений — Чили. Так же, как и в предыдущих странах наиболее привлекательными секторами являются –энергетика, телекоммуникации и финансы. Из 12 млрд. евро, полученных от испанских ТНК, в эти три ключевые области было направлены 9 млрд. евро, что равняется 75 % от всех инвестиций.

Из всех секторов лидером является энергетический, испанские инвестиции в этот сектор составили более 5 млрд. евро. Так же в 2000-х небезызвестная компания Endesa приобрела 64 % акций компании Enersis — чилийский консорциум, на долю которого приходится половина всего производства и потребления электроэнергии в стране.

Объем инвестиций в эту, отдельно взятую компанию составил около 4 млрд. евро.

Если сравнивать влияние компаний по расходам, то тут Iberdrola значительно уступает инвестициям компании Endesa, однако под контролем Iberdrola находятся 2 энергетические компании Чили. В свою очередь компания Repsol YTF контролирует 25 % рынка сжиженного газа и в ее владении более 100 автозаправочных станций.

Если рассмотреть все инвестиции то, объем инвестиций в энергетический сектор был значительным, но этого оказалось мало для установления контроля над ним.

В телекоммуникациях в Чили прочные позиции занимает компания все та же Telefonica. Вообще вся экспансия компании в регионе началась именно с Чили. Приобретение — ведущей телекоммуникационной компании Чили CTC, послужило началом капиталовложений Telefonica. CTC функционирует во всех сферах телекоммуникаций, контролируя более 75 % телекоммуникационного рынка Чили. Таким образом, практически полное поглощение компании CTC позволило Telefonica занять стратегическое положение на рынке страны.

Banco Santander контролирует значительную часть банковской системы Чили, владея более 40 % капитала ведущего банка страны Banco Santiago и более 85 % Santander Chile. Таким образом, на подконтрольные Santander структуры приходится более 25 % кредитной и депозитной базы страны. ТНК Испании играют важную роль в банковском и энергетическом секторах Чили, несмотря на то, что объем направленных инвестиций в страну является относительно небольшим по сравнению с размером экономики, тем не менее он оказывает значительное влияние на экономику страны. Вплоть до 2000 г. Латинская Америка являлась приоритетным направлением инвестиций испанских ТНК, однако ситуация изменилась вследствие усиления интеграционных процессов в Европе. И в 2000-х объем инвестиций в Латинскую Америку снизился. В 2009 г. инвестиции в Латинскую Америку составляют примерно 15 % всех испанских инвестиций за рубеж, уступая не только европейскому, но и североамериканскому направлению. Таким образом, деятельность ТНК Испании в странах Латинской Америки имеет следующие особенности: вплоть до начала 2000-х гг.

Латинская Америка являлась приоритетным направлением испанских инвестиций, после этого отмечено снижение объема инвестиций; структурные изменения в экономике стран Латинской Америки позволили испанским ТНК выйти на рынки этих стран и завоевать позиции в ведущих отраслях страны за весьма непродолжительный период; основными объектами испанских капиталовложений являются телекоммуникации, финансы и энергетика; крупнейшими странами — реципиентами испанских инвестиций являются Бразилия и Аргентина, однако это не позволяет испанским компаниям активно влиять на экономику этих стран; экономика Мексики и Чили получила от испанских компаний меньший объем инвестиций по сравнению со многими странами Европы, Аргентиной и Бразилией.

Тем не менее влияние ТНК является более значительным, контроль над некоторыми отраслями достигает 35-45 %. Экспансия в страны Латинской Америки стала для Испании своеобразной отправной точкой для дальнейшей интеграции в мировую экономику. Географическая концентрация финансовых потоков позволила добиться лидирующего положения в некоторых отраслях экономики стран региона, заметно потеснив главного конкурента США. Структура испанских инвестиций в страны Латинской Америки, по-видимому, сохранится в среднесрочной перспективе, инвестиции будут направляться в финансовый, энергетический и телекоммуникационный секторы. Тем не менее возможно изменение географической структуры инвестиций. В середине 2000-х гг. около 85 % инвестиций приходилось на четыре страны в регионе. Крупнейшие компании и банки Испании в среднесрочной перспективе, возможно, будут более активно вкладывать средства в другие страны региона, например, в Боливию или Венесуэлу. Важной особенностью испанских инвестиций в регион является их высокая концентрация, 12 крупнейших испанских банков и компаний осуществляют более 90 % всех испанских капиталовложений.

Но после начался спад, обусловленный некоторыми интеграционными процессами в “старом свете”.

2.3 Основные направления и тенденции развития ТНК в Латиноамериканских странах

Для начала хотелось бы описать те проблемы, с которыми столкнулись «Мультилатинас» во времена интенсивных инвестиций со стороны развитых стран.

«Мультилатинас» по полной ощутили разницу в размерах и доступе к капиталу, а также в свою очередь к уменьшенным затратам. Во время бума 1990-х годов, только несколько местных компаний могли сражаться с ТНК за серьёзные приобретения; основную часть своих операций они выполняли в пределах своих стран. Крупнейший ритейлер в Бразилии, Companhia Brasileira де Distribuição SA (CBD), приобрел несколько небольших бразильских компаний, а Almacenes Exito SA (Exito), крупнейший ритейлер в Колумбии, слилась с его главным конкурентом там, Cadenalco.

Как только были заняты лидирующие позиции у себя дома, некоторые из этих местных лидеров стремятся развиваться по всему миру – становиться ТНК. Как правило, начинающий «Мультилатина» начинает этот процесс с экспорта в соседние страны, для того чтобы получить доступ к каналам распределения. Впоследствии, компания может создать малые предприятия на чужой земле или купить уже готовые.

Сегодня, можно с уверенностью сказать, что в ближайшие несколько лет, «Мультилатинас» станут еще более энергичными в их стремлении к международной экспансии и консолидации, некоторые из них станут грозными соперниками иностранным ТНК. Кондитерские ТНК и пищевые компании, такие как Kraft Foods и Nestlé еще конкурируют с сильными игроками из одной страны и новым Мексиканским ТНК Bimbo, а также кондитерская и продовольственная компания Grupo Arcor, штаб-квартира которая расположена в Аргентине, и Compania Nacional de Schocolates, и InverAlimenticias Ноэль SA из Колумбии. В сфере розничного банкинга, ведущие местные компании, такие как Banco Bradesco SA и Banco Itaú в Бразилии конкурируют с Citibank и ABN AMRO — два из наиболее крупных и наиболее мощных в мире глобальных банков.

Очевидно, что с упадком мировой экономики и мировых фондовых рынков, ТНК потеряли часть своих преимуществ. Однако, региональный ВВП сократился на 0,6 процента в 2000 году и вырос менее чем на 1 процент в 2001 году. BSCH из Испании и Clorox и BellSouth, например, вовсе привели неутешительные результаты работы в Латинской Америке в 2002 году. Многие крупные иностранные компании, которые агрессивно заходили на рынки этого региона в 1990-х признают, что они не производят достаточный рост выручки и прибыли, чтобы оправдать большие взносы, которые они заплатили.

Ведущие местные игроки попали в вакуум. В пивной отрасли, это привело к консолидации, назревает битва, с бразильской стороны Companhia де Bebidas das Americas (Ambev) идет приобретение контроля за Quilmes SA в Аргентине в январе 2003 года, а в Колумбии Bavaria SA приобрела нескольких панамских пивоваренных заводов, а затем очень старалась получить контроль за Backus, корпорацией в Перу (в которой первая по величине компания в Венесуэле, Cervecería Polar, уже имела долю). Такие мировые гиганты пивоварения как Anheuser Busch Companies, Heineken NV и Interbrew NV, несмотря на миноритарные пакеты в нескольких пивоваренных заводах в регионе, остались в стороне. Дальнейшая консолидация среди крупнейших пивоваренных компаний в Латинской Америке может создать компанию, сравнимую по размерам и прибыли с крупнейшими мировыми производителями пива.

Действительно, продолжительная активность слияний и поглощений в Латинской Америке, сегодня в значительной степени зависит от внутренних слияний и трансграничных союзов среди латинских компаний. Три года назад, на нелатинские компании приходилось более 80 процентов сделок в регионе. С начала 2003 года, местные компании составляли 62,5 процента всех слияний и поглощений в регионе, потратив $ 6,5 млрд. на латиноамериканские предприятия.

Экономическая неопределенность всегда заставляет иностранные компании колебаться, поэтому можно предположить, что волатильность будет заставлять некоторые глобальные транснациональные корпорации отступить в свои материнские страны. Латинские же компании по всей видимости, будут использовать неопределенность для укрепления своих позиций от иностранных конкурентов. Например, в Мексике América Móvil SA приобрела компании в Бразилии и Колумбии у BellSouth, который который занимался ресруктуризацией холдингов в регионе. В секторе финансовых услуг, в начале этого года крупнейший частный банк Бразилии, Banco Bradesco, купил подразделение по управлению активами JP Morgan Chase, а также приобрел местные компании по управлению активами у BBV Испании и Deutsche Bank. Соперник — Banco Itaú купил Banco BBA- Creditanstalt SA у HVB Group из Германии в 2002 году после приобретения частных банковские услуг и управления активами у Lloyds TSB Bank PLC из Великобритании в 2001 году.

Если нелатинских ТНК оказываются в временном срыве, то только потому, что их корыстное рвение не привело легкому повышению в рентабельности. Многие руководители пытаются списать свои беды на неблагоприятные экономические условия, однако, они не являются единственной причиной — управленческие промахи, высокомерие, являются реальными причинами. Большинство иностранных приобретателей недооценивают то, как трудно, поглотить компании в разных странах и создать синергию между ними.

Мировые ТНК серьёзно недооценивают сложности, связанные с предоставлением типичной латиноамериканский услуги массового рынка для потребителя.

В среднем, ТНК, действующие в Латинской Америке за последние несколько лет были менее выгодными, чем местные конкуренты. Когда ТНК быстро проводит приобретение трансграничной организации, то есть риск разрушения его уникального значения, которое сделало компанию привлекательной. Основными источниками нематериальных ценностей являются — местные бренды, цены, рассчитанные для массового рынка с низким уровнем дохода, адаптированные системы распределения и практики управления, которые признают экономические и культурные особенности каждого рынка – всё это может быть потеряно при условии, что ТНК изменит местную бизнес-модель и менеджмент.

Прибыль приобретенной компании почти всегда попадают в первый год, это связано с ростом расходов. С более дорогими и менее опытными экспатриантами, заработная плата растет, время отклика замедленно, а также остальные накладные расходы. Иностранные ТНК также страдают, когда они пытаются увеличить проникновение на рынок мировых брендов, тем самым вытесняя и минимализируя продвижение популярной местной марки.

В долгосрочной перспективе, ТНК могут увеличивать стоимость латинских приобретений двумя способами: путем повышения производительности и, созданием синергии. Первая тактика, однако, лишь позволяет компании работать на паритете с его местными конкурентами. Успешные местные компании, особенно лидеры, имеющие доступ к мировому классу услуг и технологий через глобальных консультантов и поставщиков оборудования, или через союзы, как правило, достаточно эффективно работают, устанавливая высокую планку для новых компаний. Многие независимые местные компании имеют такие результаты, что глобальные игроки в своих отраслях им позавидуют. В 2002 году 17 Латино Американских компаний — восемь в пищевой промышленности и напитках / пиве — имели рентабельность собственного капитала на 10 процентов и выше чем у мировых производителей данных товаров. Даже в крайне конкурентных отраслях, таких как авиалинии и металургия, есть латиноамериканские компании, такие как Lan Чили (чилийская авиакомпания), Copa Airlines (панамская авиакомпания) и Gerdau, которые работают на высоком уровне качества и являются конкурентоспособными на мировом рынке.

Стратегии по приобретению помогают достичь синергии между компаниями и должны выявляться задолго до индивидуальных приобретений. ТНК должны планировать построить масштаба корпорация, для использования эффекта масштаба. Их цель должна быть больше, чем получение доли рынка в стране, они должны стремиться объединить взаимодополняющие оперативные возможности, которые могут быть использованы в нескольких странах или во всем регионе. В производстве, эффект масштаба имеет решающее значение. Вместо того, чтобы иметь по заводу в каждой стране, корпорация может использовать один завод, для обслуживания нескольких рынков. В маркетинге, так же, компании могут использовать эффект масштаба путем создания пан-латинские брендов, которые привлекают клиентов на различных рынках. ТНК могут также достичь большей эффективности путем создания инфраструктуры под общие услуги в области управленческих функций бизнеса, таких как финансы и кадры. Большинство ТНК создают эффект масштаба для повышения производительности свежеприобретенных компаний, на развитие сетей в рамках субрегиональных кластеров (таких как Андский регион, МЕРКОСУР, или Центральная Америка). Далее следуют более серьёзная пан-Латинская интеграция, и, наконец, стадия, на которой они управляют латиноамериканским рынком в целом.

ТНК с мировым именем, которые начинали с прибылью в Латинской Америке в течение многих лет часто начинали как совокупность отдельных компаний. Это лучше всего описывается стратегией БАТ в табачной продукции, эта фирма производит и продает преимущественно местные бренды. Со временем, по мере развития глобальных брендов и получения глобальных источников снабжения, операции БАТ были интегрируются. Компании Pfizer Inc и Unilever развивают свое присутствие в Латинской Америке через региональные кластеры, хотя для некоторых функций, таких как поиск, используют региональный или глобальный менеджмент. ТНК использующий Латинскую Америку как единый рынок по вопросам совместного использования услуг, центры компетентности, интегрированные источники снабжения по всей области. Procter & Gamble является лидером использовании этой модели управления.

Компании, работающие в странах Латинской Америки на уровне «единого рынка» могут использовать Интернет, другие информационные технологии, а также гибкие трансграничные организационные модели для достижения эффекта масштаба и гибкого реагирования на местном рынке, которые так же используются в США или Европе. Большинство международных компаний, работающих в странах Латинской Америки не достигли самых передовых этапов сетевой интеграции, хотя они сталкиваются с большими проблема в этой связи, и направляют новые и новые ресурсы для решения данного вопроса, особенно если они делают несколько приобретений и не добились хороших результатов.

Итак, сейчас мы переходим к тенденциям и основным путям роста для ТНК действующих в странах Латинской Америки.

Разработка новых продуктов и бизнес-моделей для малообеспеченных и среднего класса, а это около 245 млн. человек, или примерно 50 процентов от общей численности населения, является одной из основных возможностей для роста ТНК и «Мультилатинас». Но взаимодействовать с этим рынком и получать прибыль трудно, особенно для нелатинских компаний. Массовый потребитель в Латинской Америке зарабатывает лишь долю дохода среднего потребителя на развитых рынках. У него нет автомобиля, как правило, не может позволить себе сделать импульсные покупки мелких предметов, и не будет, как в развитой стране, открывать счет в банке или заводить кредитную линию. Тем не менее, как группа, эти потребители имеют серьёзную покупательскую способность и сильное желание купить необходимые товары и услуги.

Чтобы продавать и распространять выгодно для этого массового рынка от ТНК требуются возможности, которых им часто не хватает. Мы видели много ТНК, в частности в производстве потребительских товаров, которые пытались импортировать их высококлассные мировые бренды и модели распределения от розничных рынков в развитых странах, терялись и терпели неудачи в Латинской Америке. Например, приобретение компанией Unilever компанию Varela SA, колумбийской компании специализирующейся на гигиене дома и собственной, и приобретение лучшего производства еды в Бразилии — продовольственной компании Arisco сталкивалась с подобной проблемой как интеграция местных компаний, которые стали популярными благодаря популярным и недорогим брендам, в фирмы, привыкшие к производству и продаже более дорогих продуктов. В обоих случаях результат был неутешителен, компании потеряли значительную часть их доли на рынке, или потеряли часть приобретенных акций.

Глобальные ТНК часто сталкиваются с проблемами управления каналами сбыта в Латинской Америке. Большинство каналов сбыта в регионе это — небольшие магазины, особенно с такими товарами, как продукты питания, упакованные товары, строительные материалы, и они заметно отличаются от способов распространения в Европе и Соединенных Штатах.

Латиноамериканские ТНК более преуспевают в продаже товаров, чем зарубежные конкуренты, для потребителей с низким уровнем дохода, потому что они могут создавать продукты и услуги, идеально подходящие для них. Местные компании также имеют каналы сбыта на месте, что делает эти продукты широко доступными и с использованием бизнес-модели, которая позволяет им делать это с выгодой.

В то время как американские шоколадные компании Mars Inc и Corporation Hershey Foods заняли только незначительную часть рынка Латинской Америки, продавая там свои большие плитки шоколада, Arcor и Nacional de Chocolates разработали приемлемый для населения и бизнеса шоколад, который оказался доступными для населения с низким уровнем доходов, они удовлетворили их потребности, и так же, этот шоколад можно приобрести даже в отдаленных сельских магазинах.

Банки, такие как Bradesco в Бразилии и Banco Caja Social в Колумбии в состоянии предложить такие услуги домохозяйствам с низким уровнем доходов какие многие другие банки не могут. Они также являются одними из самых прибыльных банков в своих странах. Grupo Maseca SA в Мексике и Polar в Венесуэле выросли в одни из крупнейших и наиболее успешных предприятий пищевой промышленности в Латинской Америке, производя лепешки и муку для «Arepas «, который является одним из основных продуктом питания, и за счет их продажи в мелкорозничных магазинах, где закупаются в основном потребители с низким уровнем дохода.

Рассмотрим возможности для роста для «Мультилатинас». Расширение на международном уровне является критически важным мероприятием для роста для Латинской Америки компаний, особенно для растущих бразильских и мексиканских «Мультилатинас», которые смогли процветать в объединенном рынке. Хотя региональные компании находятся под давлением, чтобы стать, по крайней мере панрегиональными, они должны внимательно следовать следующим стратегиям. Они должны:

  • Осознавать, когда многострановая шкала подходит, и понять, как она повлияет на бизнес.
  • Определить масштабы минимальный и охват необходимой для конкуренции в своем секторе (например, в субрегиональном, пан-латинском, или даже глобальном).
  • Достижение эффекта масштаба путем сочетания внутренней консолидации и региональных приобретений, и альянсов.

Местные компании могут получить многострановой эффект масштаба и сетей управления несколькими способами за счет сочетания стратегий: Они могут опираться на языковые и культурные сходства и развивать пан- латинские бренды; сосредоточиться на легко транспортирующихся продуктах с высокой экономией от эффекта масштаба в производстве; использовать меньше и более крупные производства в большем числе стран; и установить сервисные центры в странах с низкими издержками или развивать сервисы через Интернет.

В конечном счете, решения местных компаний и их судьба в профессиональном понимании вращается вокруг четырех переменных: степень масштабов, необходимых для успешного участия в их секторах; наличие и возвышение транснациональных корпораций, которые агрессивно строят пан-латинские корпорации; желание нынешних акционеров оставаться в бизнесе и их готовность делиться контролем.

Всего несколько компаний из Латинской Америки компании начали конкурировать на мировом рынке. Например, Cemex SA DE CV выросла из мексиканского конгломерата, чтобы стать одной из самых успешных цементных компаний в мире. Конечно, некоторые секторы более глубоко масштабируемы, чем другие. Фармацевтические и автомобильной промышленности потребует огромных инвестиций, и будет серьёзная конкуренция с глобальными игроками. Тем не менее, производство строительных материалов, вероятно, по-прежнему будет вотчиной местных компаний, потому что строительные изделия, используемые в регионе заметно отличаются от тех, которые используются в других странах. Корпоративному банкингу все больше требуется глобального масштаб, но розничный бизнес может быть более локальным.

Сценарии на будущее во многом зависит от скорости, с которой транснациональные корпорации продолжать принимать решения по различным секторам, и в какой степени ведущие местные компании высоте вырастут чтобы стать пан-латинскими. Бразильские и мексиканские «Мультилатинас» почти наверняка станут влиятельной силой, с которой будут считаться. Бразильские компании, которые имеют непоколебимые позиции и огромный потенциал рынка в домашних условиях, свое развитие за рубежом начнут с первоначального пути разработки или приобретения компаний в соседней Аргентине, хотя многие не выдержали данного поглощения. Недавнее исследование Booz Allen Hamilton стратегий ТНК бразильских компаний показал, что после десяти лет отечественного либерализации рынка и промышленной переработки, ведущие бразильские фирмы действуют теперь упором на международный рост. Поскольку компании начинают процесс интернационализации и диверсификации своих рисков, они увеличениют их доступ к капиталу по более низкой цене. В самом деле, исследование показывает, что бразильские руководители понимают, что они не имеют иного выбора, кроме как расширяться международно и стать более привлекательным для международных инвесторов, и снизить премию за риск страны, которую они платят выше ТНК своих конкурентов.

План действий мексиканских компаний полностью зависит от того решают ли они заработать на НАФТА упрочить свое положение на рынке США, или расшириться в сторону Центральной и Южной Америки, используя культурное и рыночное сходство вместе с их относительным преимуществом масштаба. Несколько компаний поняли, что они могут применить инвестиции и усилия, необходимые для получения небольшой доли рынка в США, чтобы купить или построить свои лидирующие позиции в большинстве испаноязычных латиноамериканских рынках.

Недавние политические и экономические проблемы в Латинской Америке привели к образованию значительных камней преткновения на пути интеграции рынка. Крах аргентинской экономики больно ударил по пакту МЕРКОСУР. Политическая нестабильность в Венесуэле и проблемы безопасности в Колумбии остаются препятствиями на пути торговли и для стабильности отношений между двумя крупнейшими странами в Андского пакта. В ближайшие 10 лет экономики стран Латинской Америки не собираются значительно возрастать, и политическая и экономическая турбулентность продолжается. И хотя Мексика и Чили сегодня являются наиболее стабильными, кризис может наступить неожиданно.

Ничто из этого не помешает продолжению латиноамериканского интегрирования рынка и » мультинационализация » бизнес-ландшафта. Это неизбежно, и это лучший путь: ни одна другая группа стран с формирующимся рынком не имеет так много общего. Страны Латинской Америки в значительной степени разделяют испанский язык и наследие, хотя и Португальский язык, и его наследие достаточно близки, чтобы бразильцы и их соседи могли легко общаться. Южная Флорида, место где латиноамериканцы всех национальностей легко переделываются в смесь латиноамериканских культур, показывает картина того, какой сама Латинская Америка может быть. При игре на культурной близости региона через эффект масштаба является правильной конкурентной стратегией.

Кроме того, растущий средний класс, и амбиции все более грамотного низшего класса, будет постоянно питать спрос на повышение уровня жизни, услуг и продуктов. Большой и неосвоенный рынок потребителей с низким уровнем дохода во всех странах, и вверх мобильных перспектив, является привлекательным для иностранных ТНК, и уж тем более местных компаний.

Для достижения более устойчивого и здорового развития, странам следует поощрять сбалансированность иностранных и местных инвестиций. ТНК исторически инвестирует во многие важнейшие экономики региона с разной скоростью. Идеальный сценарий для Латинской Америки является таковым — сильные глобальные ТНК продолжает инвестировать и укреплять местную экономику через их прибыльную деятельность. В то же время, регион должен поддерживать расширение класса процветающих «Мультилатинас» с дальновидностью и смелостью, чтобы повторить и адаптировать свои успешные бизнес-модели страны-донора по всей Латинской Америке.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В ходе данной работы была изучена роль ТНК в Латиноамериканских странах с развивающейся экономикой. Выяснилось, что почти половина мировой торговли, проходит через ТНК. Почти все патенты, ноу-хау придумываются либо на деньги ТНК, либо их НИОКР. Практически весь научный прогресс зависит от Исследований ТНК. А если учесть, что из 100 самых крупных ТНК 24 занимаются фармацевтикой, то в случае непредвиденных заболеваний, которые могут пререйти в форму эпидемии, только мощности НИОКР ТНК могут в короткие сроки помогчь человечеству в решении таких проблем. По итогам исследования можно сделать вывод, что ТНК занимают главные позиции в таких отраслях как:

  • Телекоммуникации
  • Электроэнергия
  • Финансовая сфера

Эти сферы жизнедеятельности государства являются основными для успешного развития и дальнейшего экономического процветания государства. И, когда ТНК проникает настолько серьёзно в такие отрасли, зависимость государств от них только растет. Все это влечет за собой возможные негативные последствия в будущем. Чтобы их избежать странам нужно балансировать между иностранными ТНК и своими «Мультилатинас». Тогда они смогут создать серьёзного игрока на рынке в противовес иностранному. Это даст возможность не упустить из виду настолько важный вид деятельности как – государтвообразующий.

Но не только государство должно помогать «Мультилатинас» в развитии, так же сами ТНК должны увеличивать свое благосостояние и проводить правельную стратегию развития для дальнейшего экономического процветания.

Так как подъем Латинских ТНК на их родной земле не гарантирует, что они смогут процветать на мировой арене, конкурируя со всеми ТНК. В самом деле, как и многие компании в странах третьего мира, эти предприятия сталкиваются с острыми проблемами, связанными с необходимостью проведения процедур более открытого управления и прозрачности информации для внутренних и внешних заинтересованных сторон. И для того чтобы соответствовать международным стандартам нужно пополнить топ-менеджмент с новыми членами, которые имеют международную перспективу и опыт.

Считается, что доступ к международным рынкам капитала зависит от эффективного управления. Кроме того, устойчивое повышение курса цены акций зависит от уровня уверенности инвесторов в компании, которая часто является отражением прозрачности бизнеса.

Три краеугольных камня, корпоративного управления, которые обязательны для ТНК развивающихся рынков для реализации:

  • Права акционеров. Инвесторы должны внимательно изучить взаимосвязь между контролирующими акционерами (обычно члены богатых семей) и миноритарных акционеров. Чтобы завоевать доверие инвесторов, эти миноритарные акционеры должны быть защищены с помощью четкого и справедливого распределения дивидендов и механизмов, адекватно компенсирующих их в случае продажи или слияния.
  • Соответствие. Это краеугольный камень управления. Это важно иметь уполномоченный комитет по аудиту, действующий от имени совета, который оценивает финансовую отчетность перед раскрытием ее рынке и контролирует внутренние аудиты.
  • Совет и состав управления. Потому что многие «Мультилатинас» все еще находятся в процессе построения системы строгого управления, чтобы повысить доверие инвесторов, крайне важно, чтобы они назначали членов совета директоров и топ-менеджеров с надежным профессиональным прошлым и с достаточной уверенностью и опытом, чтобы сделать ключевые, глобальные стратегические решения.

Ввод правильного управления на месте не только улучшает доступ к капиталу, он также выполняет очень ответственную функцию, помогать компании реализовать успешные международные модели управления. Многие «Мультилатинас» были первоначально семейными или до сих пор остаются, с высокой концентрацией капитала, находящегося у нескольких членов семьи. Таким образом, участие несемейных профессиональных менеджеров с глубоким знанием международных аспектов бизнеса в разработке стратегии на уровне рабочих групп по-прежнему является исключением. В результате, в многих рабочих группах, преобладают члены семьи, которым может быть доверяют основные акционеры, но они не специалисты в глобальных операциях, они не знакомы с международной действительностью, и часто упускают представленные новые возможности для роста.

Для обеспечения правильного баланса между принятием решений менеджерами в ядре компании и его географических или страновых менеджеров, «Мультилатинас» должны поощрять глобальных менеджеров для участия в принятии стратегических решений и, возможно, дать им войти в состав совета. Кроме того, «Мультилатинас» должны рассмотреть вопрос о создании комитетов, которые создаются исключительно международного бизнеса.

Например, одина Бразильская компания, которая специализируется на производстве спортивных товаров, создала по нужным странам консультативные советы, они консультируют международных руководителей об уникальных культурных или политических факторов в странах их ответственности. И права на принятие решений необходимо также изменить. В одной успешной реализации этого подхода, руководители отдела по потребительским товарам компании определили, какие решения должны были пройти через штаб-квартиру (например, те, которые могут оказать влияние на корпоративный имидж или ввести системный риск) и которые могут быть переданы на решение местным менеджерам (решений в таких сферах, которые нуждаются в местной настройке и в более быстром отклике на рынке).

Такие шаги необходимы, потому что большинство «Мультилатинас» — 85 процентов компаний в одном из наших исследований — предоставляют своим международные филиалам только минимумом независимости. Их амбивалентность ясна. Главная задача состоит в том, чтобы ускорить международную экспансию, и этого можно добиться этого только путем большего делегирования.

Однако, у руководитлей возникает нежелание расширять полномочия своим подчиненным. Это связано с тем, что многие компании уже пользуются успехом с централизованным стилем управления владельца или генерального директора. Этот лидер часто неохотно делится властью или может просто наслаждаться игрой в непосредственную роль в изо дня в день. Нежелание руководителя также часто усугубляется ограниченным опытом компании с новыми предприятиями или географией производства и нехваткой менеджеров с необходимыми навыками и в соответствующей репутацией, чтобы привести международных инвесоров. Кроме того, из-за незрелого управления, у большинства «Мультилатинас» отсутствуют минимальные контрольные механизмы, необходимые для управления децентрализацией. Эти факторы, как правило, приводят к несогласованности отношений между штаб-квартирой и филиалом. После периодов делегации часто следуют периоды сильного центрального управления, особенно, когда результаты не соответствуют ожиданиям.

Путь к интернационализации для «Мультилатинас» требовательный, часто заставляет их сражаться на чужом поле. Но если они действительно научиться управлять по международным стандартам, то «Мультилатинас» победит доступ к капиталу для поддержания экспансии и в то же время увеличит их способность преодолевать препятствия, которые стоят на пути их успеха.

Однако международное развитие не является панацеей от всех бед для ТНК, так же очень важно развивать пан-латиноамериканское сотрудничество. Оно крайне выгодно благодаря общности в культуре, языке и, саое главное, истории.

Достигнув успеха на континентальном уровне – уровне Латинской Америки; ТНК выйдет на мировой рынок в статусе одного из мировых лидеров отрасли. Так как по населению там проживает порядка 600 миллионов человек, а это почти в 2 раза больше чем население США. А чем больше потребителей, тем выше прибыль, соответственно, чем выше прибыль, тем больше возможностей для международного развития у ТНК.

Я считаю, что из всех стран Латинской Америки наибольшие перспективы по развитию принадлежать Бразилии. Это объясняется самой развитой экономикой на континенте, а также большим количеством населения, и последнее, однако, не последнее по важности это количественный приток инвестиций – в Бразилию поступает больше иностранного капитала, чем в любую другую страну с Южноамериканского континета, а это влечет за собой новые возможности для дальнейшего развития и укрепления положения на местном «едином рынке», и международных. А так как нет более атуального положения, чем развитие собстенного ТНК, то стоит как можно серьёзней отнестись к этому процессу.

Также стоит отметить факт иностранного присутствия экономиках стран Латиноамериканского региона. Почти вся сфера телекоммуникаций находится под влиянием испанских ТНК.

Если говорить об энергетической безопасности, то она находится под угрозой у стран Южной Америки. Так как после ряда проведенных приватизаций и поглощений, именно испанские ТНК. А если к этому приложить их культурное сходство, то выходит, что теперь практически вся Южная Америка косвенно зависит от происходящего на пиренеях. Если будет кризис в Европе, то это сразу же отразится на финансировании филиалов, а так как количество испанских филиалов в странах Латинской Америки велико, то это несомненно влечет за собой угрозы для экономики. И именно в этой связи хотелось бы повторить о том, что для страны крайне важно поддерживать баланс между иностранными ТНК и своими.

ПРИЛОЖЕНИЯ

Приложение 1

Страновое распределение 500 крупнейших «транслатинас»

Страна 2005 2006 2007 2008 2009 2010
1 Бразилия 204 207 211 212 226 223
2 Мексика 138 111 134 126 119 117
3 Чили 54 63 55 60 55 65
4 Аргентина 36 41 36 35 33 32
5 Колумбия 30 35 31 28 30 26
6 Перу 12 18 15 21 19 22
7 Венесуэла 11 12 7 7 6 3
8 Эквадор 5 3 3 3 3 3
9 Коста-Рика 4 3 3 3 3 3
10 Уругвай 2 2 2 2 2 2
11 Панама 2 2 2 2 2 2
12 Боливия 1 1
13 Парагвай 1
14 Гватемала 1 2
15 Сальвадор 1 1 1 1 1

Приложение 2

Диаграмма распределения ТНК по странам

Роль ТНК в Латиноамериканских странах с развивающейся экономикой

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: