Современные проблемы развития экономики стран Центральной и Восточной Европы

Усиление процессов глобализации и конкурентной борьбы за рынки сбыта и сырья заставляет многие страны искать новые способы отстаивания национальных интересов, что нередко требует от территориально смежных государств объединения совместных усилий. Не всегда в региональные объединения интегрируются одинаковые по уровню развития государства — в таком случае динамической трансформации подвергаются не только сами страны, но и регион в целом. В результате этих процессов национальные интересы отдельных стран превращаются в интересы определенного региона. Политика XXI века определяется политикой регионов и отношений между ними. Именно регионы все в большей степени выступают как стабилизирующие центры в самых разных частях земного шара (ЕС, НАФТА, Центрально-европейская инициатива и др).

Проблемам неравномерного социально-экономического развития регионов мира посвящено много исследований как в зарубежной, так и отечественной литературе, среди которых по глубине исследования проблематики можно выделить работы Барро Г. Дж., X. Сала-и-Мартина, Ф. Агьона, Г. Шанкермана, Н. Кампоса, В. Денисюка, В. Будкина.

Регион Центральной и Восточной Европы начал трансформироваться из историко-географического понятия в геополитическое образование в конце 1989 года в связи с ослаблением коммунистических режимов в ряде стран. Впрочем становления восточно-европейской региональной идентичности в форме «Социалистического содружества» начало происходить уже в конце 40-х — первой половине 50-х годов XX ст. На сегодня регион фактически оформился в геополитическом измерении — регион стран Центральной и Восточной Европы, впрочем вопрос о том, какие страны его формируют, остается открытым: в международной экономической практике не существует единого мнения относительно того, какие именно страны следует относить к этому региону. Вот список стран, которые различные организации относят к региону ЦВЕ: Албания, Босния и Герцеговина, Белоруссия, Болгария, Эстония, Кипр, Косово, Латвия, Литва, Мальта Македония, Молдова, Польша, Россия, Румыния, Сербия, Словакия, Словения, Турция, Венгрия, Украина, Хорватия, Чехия и Черногория. Однако большинство экспертов относят к региону ЦВЕ транзитивные экономики, что простираются на восток до границы с Германией и на юг до границы с Грецией.

Кризис 2008 — 2009 годов показала, что экономики стран Центральной и Восточной Европы имеют много общего, сталкиваются со схожими проблемами и очень взаимозависимыми. Но часто риски современности являются потенциальными возможностями для экономики. Если надлежащим образом использовать эти возможности, то регион сможет вернуться на путь устойчивого экономического роста. Целесообразно выявить общие черты и национальные различия в экономическом развитии стран Центральной и Восточной Европы.

Цель данной работы — рассмотреть современные проблемы развития экономики стран Центральной и Восточной Европы.

Задачи работы:

  • дать характеристику стран Центральной и Восточной Европы;
  • провести анализ динамики экономического стран Центральной и Восточной Европы;
  • выявить общие проблемы экономического развития стран Центральной и Восточной Европы;
  • определить перспективы экономического развития стран Центральной и Восточной Европы.

1. Тенденции экономического развития стран Балтии на современном этапе

1.1 Характеристика стран Центральной и Восточной Европы

Европа — это пространство существования нескольких европейских цивилизаций. И полноценный диалог русской (российской) цивилизации с той, Западной Европой, с Западом в Европе, возможен исключительно при равномощной цивилизационной развитости всей Европы, особенно — граничащей с Западной Европой. Именно строительство Новой Центральной Европы способно действительно соединить Россию с Западной Европой .

Восточной в географическом плане является часть Европы от Москвы до ближнего Зауралья, куда входит, к примеру, вся Челябинская область и даже существенная часть Казахстана. При этом географический центр Европы находится в белорусском городе Полоцке, несколько восточнее Минска — 55° 30’ северной широты и 28° 48’ восточной долготы. Если же говорить о проекте «Большой Европы» от Лиссабона до Владивостока, то в данном случае «Восточная Европа» — это, прежде всего, Зауралье.

Однако гораздо важнее географии оказывается цивилизационное предопределение создания Новой Центральной Европы как транснационального макрорегиона, включающего Республику Беларусь, Российскую Федерацию (ее Центрально-Европейскую часть), Украину, Литву, Латвию и Эстонию, Чехию, Словакию, Венгрию, Румынию, Молдавию и Польшу.

Страны, которые относят к Восточной Европе, правильнее относить к центральной ее части. Но так исторически сложилось, что — Польша, Чехия, Словакия, Венгрия, Румыния, Болгария, а также страны, образовавшиеся после распада Югославии (Словения, Сербия, Черногория, Хорватия, Босния, Еерцеговина, Македония), Албания, Латвия, Литва, Эстония по праву считаются Восточной Европой. Важную роль для экономики стран восточной Европы, играет ее транзитность, между Западной Европой и СНЕ.

Сегодня очевидно, что в очередной раз в российской истории политический курс «новой России» на интеграцию «с Европой» или даже «в Европу» провалился. Это неудивительно, поскольку в цивилизационном плане российско-евразийская (российско-азиатско-европейская) цивилизация и европейско-романо-германско-англосакская цивилизация, т.е. та Европа, которую точнее и правильнее было бы называть Западной Европой, являются абсолютно разными и принципиально не сводимы друг к другу.

В странах Центральной и Восточной Европы отсутствуют развитые финансовые рынки и банковский сектор. Как правило, в финансировании инвестиций слабо и неактивно участвуют банки и тем более граждане. Владельцы национальных компаний не решаются предложить на рынке существенный пакет акций, чтобы заинтересовать инвестора. Иначе говоря, часто приходится внутренние ресурсы фирмы или отрасли.

История стран Центрально-Восточной Европы неразрывно связана с их участием в различных региональных объединениях или союзах. В 1949 г. они участвовали в создании Совета Экономической Взаимопомощи (СЭВ), а через 40 лет, уже после падения социалистического строя и распада СЭВ, начался путь его бывших членов в другое интеграционное объединение — Европейский Союз.

Присоединение к ЕС новых членов из Центральной и Восточной Европы ставило под сомнение возможность его эффективного социально-экономического сплочения и проведение политики солидарности в том объеме и тех формах, в которых она проводилась в ЕС в 1990-е гг., так как недавно присоединившиеся к ЕС государства ни в структуре хозяйства, ни в развитии, ни в зрелости рынков были не способны самостоятельно преодолеть свое отставание от стран Западной Европы и претендовали на регулярное перераспределение в их пользу ресурсов ЕС. Таким образом, осуществление полноценного приема новых членов ущемляло интересы как главных плательщиков в общий бюджет ЕС, так и основных стран-получателей структурных фондов.

Все вступающие автоматически пополнили число стран-получателей ввиду своей отсталости. После расширения число лиц, которые могли претендовать на помощь из бюджета ЕС, возросло со 185 млн. до 291 млн. человек. Вследствие этого вступление в Европейский союз стран Центральной и Восточной Европы понижало показатель совокупного ВВП на душу населения, и ряд районов -нынешних получателей помощи — потеряли статус наиболее бедных, так как их показатель превысил 75% от среднего по ЕС уровня. При этом речь шла о принципиально новом варианте присоединения стран к Экономическому и валютному союзу по сравнению со всеми уже имеющимися вариантами расширения. Страны Центральной и Восточной Европы обладали специфическими чертами, которые оказывали воздействие на характер и последствия расширения ЕС. Расширение ЭВС происходило за счет стран, которые не имели в своей основе западноевропейской социально-экономической модели и не принадлежали к западноевропейской системе безопасности (за исключением Кипра и Мальты). В состав Союза вступали государства, находящиеся в состоянии трансформации от авторитаризма к парламентской демократии и правовому государству, от государственной командноадминистративной экономики к рыночной.

1.2 Динамика экономического стран Центральной и Восточной Европы

Центральная и Восточная Европа, демонстрировавшая с начала 2000-х годов впечатляющий экономический рост и повышение благосостояния населения, сильно пострадала от мирового финансово-экономического кризиса. В табл. 1 представлена динамика реального ВВП в странах ЦВЕ, Европейском союзе и в РФ.

Таблица 1 — Динамика реального ВВП в странах ЦВЕ, Европейском союзе

Страна Объем реального ВВП в 2012 г.
% к 1990 г. % к 2000 г. % к 2008 г.
ЕС-27 145,9 117,7 99,2
Страны Центральной Европы — члены ЕС с 2004 г.
Венгрия 124,5 121,5 95,2
Польша 200,1 156,0 112,5
Словакия 171,6 168,3 104,0
Словения 154,4 128,1 91,9
Чехия 146,6 140,3 99,1
Страны Балтии — члены ЕС с 2004 г.
Латвия 1120,0 159,6 87,6
Литва 122,4 167,9 94,9
Эстония 152,8 156,7 95,1
Страны Юго-Восточной Европы — члены ЕС с 2007 г.
Болгария 130,4 152,4 97,4
Румыния 134,1 153,6 94,6
10 стран ЦВЕ-членов ЕС 167,4 149,7 102,7
Страны Юго-Восточной Европы — кандидаты в члены ЕС
Македония 120,0 131,7 104,4
Сербия 120,0 143,3 95,6
Хорватия 108,0 127,9 89,7
Черногория 108 145,8 98,8
Страны Юго-Восточной Европы — потенциальные члены в кандидаты ЕС
Албания 205,6 175,7 111,2
Босния и Герцеговина 205,6 145,2 98,4

Страны-кандидаты в преддверии расширения 2004 и 2007 гг. демонстрировали высокий уровень инфляции, безработицы и бюджетного дефицита (в 2001 г. — около 5% ВВП). В этих государствах перед вступлением показатель ВНП на душу населения составлял от 20 до 60% среднеевропейского уровня. В наиболее благополучной по макроэкономическим показателям постсоветской республике — Эстонии, ВНП на душу населения равнялся 23 % от среднего по ЕС. Доход ВНП на человека, составляющий немногим более 50% от среднеевропейского, устойчивые темпы роста, низкую безработицу демонстрировали Словения и Чехия. В целом, страны-кандидаты выполняли требование по государственному долгу, который не должен был превышать 60% ВВП (за исключением Венгрии и Болгарии). Сложнее было с 3% дефицитом госбюджета. Только половине стран-кандидатов (в том числе страны Балтии, Словения и Болгария) удавалось в указанных пределах удерживать свой бюджетный дефицит.

За 1991-2011 гг. радикально изменилась экономика стран Балтии. Так, Республика Латвия практически лишилась машиностроения, прежде всего его высокотехнологичных производств; ее научно-технический потенциал многократно сократился, потеряны тысячи квалифицированных инженеров и техников. Население страны за 20 лет уменьшилось более чем на 20%, и не только вследствие отрицательного естественного прироста, но и по причине широкомасштабной эмиграции граждан и «неграждан». Сильно выросло долговое бремя, и решать проблемы задолженности руководство страны будет посредством урезания социальных программ, приватизации госсобственности, а также, не исключено, путем принятия этнической рабочей силы из Германии и Франции (тем более, что в ближайшие годы Латвия столкнется с дефицитом трудовых ресурсов). Сегодня Латвия — часть экономической периферии Еврозоны, хозяйство которой практически полностью управляется из-за рубежей республики.

Литовская республика развивалась примерно по той же модели, что и Латвийская, однако с определенными отличиями. В Литве практически отсутствовал этнократический фактор, а главное, она унаследовала от советского периода и в течение определенного времени использовала значительный экспортный потенциал. Лишь во второй половине «нулевых» годов ухудшились экономические показатели крупнейшего предприятия — Мажейкяйского НПЗ (и была закрыта АЭС, которая могла бы еще работать), а в рамках машиностроения сохранялись и задействовались серьезные мощности судостроения и приборостроения. Вместе с тем выбытие унаследованных от СССР промышленных активов не компенсировалось созданием новых, а сектор недвижимости, сыгравший роль «драйвера» национальной экономики в докризисной период, вряд ли сможет реализовать эту функцию в будущем.

Особенностью Литвы является объективная необходимость более тесного сотрудничества с Россией, однако форсированный курс на энергонезависимость от нашей страны, как отмечалось, оборачивается ухудшением условий функционирования национальной экономики и жизни населения в сравнении с соседними странами Балтии.

Экономический рост Эстонии во многом зависит от внешнего спроса, а основными экспортерами являются промышленные предприятия. В то же время, согласно предварительным подсчетам, влияние обрабатывающей промышленности (самой крупной отрасли эстонской экономики) на народнохозяйственный рост в 2012 г. оказалось отрицательным, и прирост ВВП составит всего 2,5%. Реформационные преобразования, проводившиеся на протяжении 20 лет, завершили развал эстонского фрагмента советской экономики, но не сформировали современной, высокотехнологичной экономической модели. Итогом рассмотренной трансформации явилась не современная устойчивая и конкурентоспособная экономика, опирающаяся на интеллектуальные технологии, на творческий и организационный потенциал общества, а экономика сверхмалых предприятий, экономика услуг (особенно торгово-посреднических и финансово-спекулятивных). В стране растет социальное неравенство, высока доля бедного населения. Суть эстонской экономической модели во многом определяется близким соседством республики с одной из наиболее успешных стран современного мира — Финляндией, где работает больше всего трудовых мигрантов из Эстонии и откуда в нее идет значительная часть прямых инвестиций (имеет место также мощное аутсорсинговое влияние финских корпораций). Уже отсюда следует, что перспективы эстонской экономики сегодня неразрывны с судьбами экономики европейской, особенно ее северной части. Что касается России, то Эстония меньше, чем ее балтийские соседи, энергетически зависит от нашего государства, однако две страны несомненно заинтересованы в наращивании взаимных связей.

К высокой уязвимости экономики Центральной и Восточной Европы к внешним шокам привели следующие причины. Первая из них -крупные макроэкономические диспропорции, допущенные в докризисные годы. Уровень национальных Сбережений «как частных, так и государственных» был в странах ЦВЕ низким или даже отрицательным. Наращивание инвестиций при недостатке сбережений обеспечивалось за счет существенного или высокого дефицита счета текущих операций платежных балансов, который финансировался в основном за счет частных заимствований за границей, увеличивавших внешний долг (его совокупный объем в странах региона увеличился за 2001-2008 гг. в 5 раз — с 200 млрд, до почти 1 трлн. долл. США). Вторая причина — сверхвысокая открытость экономики большинства стран и их чрезвычайно глубокая интеграция в европейский рынок, приведшая к высокой торговой и финансовой зависимости от западноевропейских стран.

Ограниченность потенциала торгово-экономических связей с западноевропейскими странами как источника развития экономики стран ЦВЕ стала очевидной уже в начале 2000-х годов, когда замедление экономического роста в «старой Европе» вызвало в ее странах падение общего спроса на импорт и еще более глубокое снижение потребностей в продукции восточноевропейских производителей. Когда в конце 2008 г., вслед за ипотечным кризисом в США, в Западной Европе началась рецессия, она подавила спрос на продукцию промышленного сектора региона и тем самым вызвала лавинообразный спад производства. Почти одновременно резко возросшая в мире потребность в наличности обвалила фондовые рынки стран ЦВЕ и перекрыла кредитные краны. Более чем в 2 раза сократился также приток ПИИ, отдельные производства были закрыты иностранными инвесторами.

Обмеление притока иностранного капитала в Центральную и Восточную Европу было не только частью мировой тенденции, но и следствием утраты доверия инвесторов к региону из-за сильной несбалансированности его экономики. В ряде стран к началу кризиса сформировался очевидный разрыв между объемом валютных резервов и краткосрочными внешними обязательствами, и инвесторы стали опасаться дефолтов, считая, что каждый из них может вызвать эффект домино. Опасения усиливались из-за падения курсов восточноевропейских валют, которое увеличило стоимость внешнего долга и тем самым затруднило выполнение долговых обязательств. Остановка внешнего финансирования банковского сектора стран ЦВЕ, где доминируют высоко зависимые от внешних источников краткосрочного фондирования филиалы западноевропейских банков, поставила точку в кредитной экспансии, которая долгое время подогревала экономический рост. Другой причиной остановки кредитования стала неуверенность банков в надежности заемщиков в связи с падением их доходов и дисциплины обслуживания кредитов, значительная, а в некоторых странах и подавляющая часть которых была выдана в иностранной валюте (некоторые страны ЦВЕ опередили по доле «плохих» долгов даже самые «проблемные» страны еврозоны — Ирландию и Грецию).

Лишение легкого доступа к кредитам (вдобавок к сокращению доходов) привело к глубочайшему инвестиционному спаду в регионе и снижению потребления населения. Ослабление совокупного внутреннего спроса усилило падение выпуска продукции, вызванное снижением спроса на экспорт.

Сила ударов кризиса была неодинаковой в разных странах. От падения внешнего спроса больше других пострадали Словакия, Венгрия, Чехия и Словения — страны с самой высокой в регионе экспортной зависимостью экономики и концентрацией экспортного производства в созданных иностранными инвесторами автомобильной и электротехнической промышленности, наиболее затронутых кризисом. Наибольшие проблемы из-за остановки притока капитала возникли у стран с плохими макроэкономическими балансами — Венгрии, стран Балтии и Юго-Восточной Европы.

Самой защищенной от удара мирового кризиса оказалась относительно хорошо сбалансированная и менее интегрированная в европейский рынок экономика Польши. Она не погружалась в рецессию даже на короткое время. Антикризисная политика в странах ЦВЕ, в отличие от многих других стран, почти не содержала бюджетных стимулов из-за недостатка денег у правительств.

Хронические дефициты государственных бюджетов, которыми страдали все страны ЦВЕ, кроме Болгарии, с началом кризиса резко выросли (в большинстве случаев до 6—9% ВВП) вследствие падения бюджетных доходов из-за больших потерь в производстве ВВП и во внешней торговле при одновременном увеличении расходов (в том числе на выплату пособий возросшему числу безработных), что повлекло за собой рост государственного долга. В этих условиях правительства отдали приоритет не поддержке реальной экономики, а бюджетной консолидации.

В 2010-2011 гг., вслед за оживлением мировой экономики и торговли, в большинстве стран ЦВЕ возобновился экономический рост, однако регион показал один из самых слабых результатов восстановления экономики в мире: его ВВП увеличивался всего на 2-3% в год. При этом динамика по странам оставалась неравномерной и даже разнонаправленной. Например, в Словении небольшое оживление экономики отмечалось только в 2010 г., после чего вновь началась рецессия, а Хорватии не удалось остановить сокращение ВВП даже на время. В большинстве стран, переживших спад, экономика спустя два года после острого периода мирового кризиса осталась далека от своего прежнего объема, в Чехии два года ушли только на то, чтобы приблизить ее к докризисному уровню. Медленное восстановление экономики не позволило справиться с обострившимися проблемами на рынке труда: уровень безработицы, пик которой пришелся в регионе на начало 2010 г., остался во всех странах значительно выше, чем был до кризиса (от 7 до 32%). Особенно остро стоит проблема занятости молодых людей — среди них в регионе не имеет работы каждый третий.

Скромные темпы восстановления в странах ЦВЕ объясняются тем, что единственным ощутимым стимулом экономического роста служил внешний спрос. Восстановление внутреннего спроса пока не намечается ни в части инвестиций, ни в части потребления населения. По темпам роста объема внутреннего кредита даже лидеры — Румыния и Польша — в 2-3 раза уступали России, а в некоторых странах он продолжал сокращаться. Немаловажной причиной слабого кредитования выступает то, что западноевропейские банки практически не увеличили объема операций в регионе. С прямыми иностранными инвестициями дела обстояли еще хуже. Объем их притока в регион сокращался три года подряд. Его рост начался только в 2011 г., но был значительно скромнее, чем в мире в целом, и даже чем в испытывающей всем известные проблемы еврозоне.

Кроме вышеназванных факторов, росту внутреннего спроса препятствовали проводимая политика жесткой бюджетной экономии и улучшение платежных балансов, обеспеченное в значительной степени за счет сокращения импортных закупок для целей производства и потребления. И то, и другое — дело, в принципе, нужное с точки зрения будущей устойчивости экономики.

Однако пока что усилия по сокращению бюджетных дефицитов ни в одной из стран ЦВЕ не остановили роста государственной задолженности, а улучшение платежных балансов в большинстве стран не снизило уровня внешнего долга, так как в условиях сокращения многих видов государственных доходов, в том числе от продаж активов прямым иностранным инвесторам, правительства были вынуждены прибегать к новым заимствованиям.

Едва наметившееся в 2010-2011 гг. оживление мировой экономики и торговли оказалось неустойчивым, а разразившийся в конце 2011 г. кризис суверенных долгов в еврозоне поставил под угрозу даже вялый экономический рост в странах ЦВЕ. Западноевропейские банки, обросшие долгами «проблемных» стран, столкнувшись с большими трудностями в привлечении капитала стали сворачивать трансграничные операции даже более решительно, чем в начале мирового кризиса, и новые банковские кредиты в большинстве стран ЦВЕ сократились до минимума.

Начавшаяся в еврозоне в 2012 г. повторная экономическая рецессия (совокупный ВВП ее стран сократился на 0,6% по сравнению с 2011 г.), сократившая импортные потребности западноевропейских компаний, обернулась для стран ЦВЕ резким замедлением, а в некоторых случаях и остановкой роста экспорта. В итоге в Словении, Сербии, Хорватии, Венгрии, Чехии, Боснии и Герцеговине, Македонии вновь отмечался экономический спад, экономика Болгарии, Румынии и Черногории пришла в состояние стагнации, а к концу года к этой черте приблизились даже Польша и Словакия, подававшие до этого наилучший пример восстановления.

Согласно оценке экспертов Всемирного банка, сохранить в 2012 г. очень скромный, почти нулевой экономический рост региону помогли в основном диверсификация рынков сбыта и увеличение экспорта за пределы ЕС.

Ущерб от мирового и европейского кризисов населению стран ЦВЕ оказался значительно больше, чем можно было ожидать, исходя из существовавших в них объемов государственного финансирования социальных потребностей. Потеря работы частью занятых, сокращение рабочего времени, задержки в выплате заработной платы, снижение в некоторых странах ее среднего уровня (например, в Венгрии), замораживание пенсий, урезание или отмена части социальных пособий, крах на фондовых рынках и рынке недвижимости, падение переводов от трудовых мигрантов — все это привело к уменьшению реальных доходов домохозяйств. В итоге жители региона пострадали от кризиса в целом сильнее, чем жители развитых европейских стран, сократив потребление многих жизненно важных товаров — в том числе продовольственных, и услуг — включая медицинские.

Широкое применение пассивных методов адаптации домохозяйств к кризису (особенно сокращение расходов на питание и здравоохранение) было связано со слабым развитием систем социальной защиты, небольшим объемом накоплений населения, а также с ростом цен на продовольствие во время кризиса. Наиболее драматично развивалась ситуация в странах Юго-Восточной Европы, где отмечаются самые высокие показатели бедности и безработицы в Европе.

В то же время правительства большинства стран региона в условиях жестких бюджетных ограничений ставят перед собой цель консолидации программ социальной помощи и реформирования социальной политики в направлении, которое позволило бы уменьшить «иждивенческие» настроения в обществе и стимулировало трудоустройство незанятого населения. Однако какие бы бюджетные реформы не проводили правительства, социальную ситуацию в странах определяет, прежде всего, экономический рост. В обозримой перспективе хозяйственная динамика в регионе будет по-прежнему зависеть в решающей степени от положения на западноевропейских рынках, внешних источников финансирования и потоков ПИИ. Каждый из этих факторов сегодня внушает все меньше оптимизма. Если эффективное решение проблемы суверенных долгов в еврозоне не будет найдено и рецессия в ней станет затяжной, то социально-экономическая перспектива для стран ЦВЕ значительно ухудшится. ЕБРР понизил прогноз по темпам роста ВВП по странам Восточной Европы. Согласно пересмотренным прогнозам эксперты банка ожидают, что рост ВВП составит 2,8% в 2014 г.8 Рост ВВП на уровне в 2% для Восточноевропейского региона станет самым слабым за последние 15 лет — за исключением спада в период глобальной рецессии в 2009 г.

Усиление кризиса в зоне евро сказалось на активности в странах Европы с формирующимся рынком в 2012 году. Рост экспорта замедлился, снизилась уверенность, а переживающие трудности банки Западной Европы сократили финансирование своих филиалов. Эти эффекты усугублялись ограничительной внутренней политикой, проводимой в Турции для сдерживания перегрева экономики и в Польше для обуздания превысившей целевой показатель инфляции и значительного бюджетного дефицита. В результате темпы роста в регионе упали с 5 Ул процента в 2011 году до VA процента в 2012 году. Несколько стран в Юго-Восточной Европе, которые еще не полностью преодолели кризис 2008-2009 годов, вновь пережили спад.

Согласно прогнозу, экономический рост в странах Европы с формирующимся рынком вырастет до 23Л процента в 2014 году (таблица 2), при этом позитивное воздействие будут оказывать улучшение настроений на финансовом рынке и смягчение условий внешнего финансирования в результате недавних политических решений в масштабах всего ЕС, а также постепенное восстановление в зоне евро. Экономической активности также должны благоприятствовать смягчение денежно-кредитной политики во второй половине 2012 года и меньшее, чем в 2012 году, сдерживающее воздействие бюджетной консолидации. Тем не менее, подъему будут препятствовать различные факторы.

Таблица 2. Отдельные страны Европы: реальный ВВП, потребительские цены, сальдо счета текущих операций и безработица (Годовые изменения в процентах, если не указано иное)

Страны Реальный ВВП Потребительские цены Сальдо счета текущих операций БезработицаЗ
2012 2013 прогноз 2014 прогноз 2012 2013 прогноз 2014 прогноз 2012 2013 прогноз 2014 прогноз 2012 2013 прогноз 2014 прогноз
Страны

ЦВЕ

1,6 2,2 2,8 5,8 4,4 3,6 4,3 4,7 4,9
Турция 2,6 3,4 3,7 8,9 6,6 5,3 -5,9 -6,8 -7,3 9,2 9,4 9,5
Польша 2,0 1,3 2,2 3,7 1,9 2,0 -3,6 -3,6 -3,5 10,3 11,0 11,0
Румыния 0,3 1,6 2,0 3,3 4,6 2,9 -3,8 -4,2 -4,5 7,0 7,0 6,9
Венгрия -1,7 0 1,2 5,7 3,2 3,5 1,7 2,1 1,8 11,0 10,5 10,9
Венгрия -1,7 0 1,2 5,7 3,2 3,5 1,7 2,1 1,8 11,0 10,5 10,9
Болгария 0,8 1,2 2,3 2,4 2,1 1,9 -0,7 -1,9 -2,1 12,4 12,4 11,4
Сербия -1,8 2,0 2,0 7,3 9,6 5,4 10,9 -8,7 -8,6 23,1 23,0 22,9
Хорватия -2,0 -0,2 1,5 3,4 3,2 2,3 -0,1 0,0 -0,5 15,0 15,2 14,7
Литва 3,6 3,0 з,з 3,2 2,1 2,5 -0,9 -1,3 -1,7 13,2 12,0 11,0
Латвия 5,6 4,2 4,2 2,3 1,8 2,1 -1,7 -1,8 -1,9 14,9 13,3 12,0

Основной рынок экспорта для стран Европы с формирующимся рынком, зона евро, останется вялым и начнет расти только в 2014 году. Продолжающаяся переориентация финансирования иностранных банков региона с материнских банков на местные источники будет по-прежнему ограничивать доступность кредита. Страны Европы с формирующимся рынком также обременены таким наследием кризиса как высокая доля необслуживаемых кредитов и незавершенное оздоровление государственных финансов.

Темпы роста в Турции, по прогнозам, ускорятся до 3 3/4 процента в 2014 году, этому благоприятствует восстановление внешнего спроса и потоков капитала.

В Польше темпы роста в 2014 году повысятся до 2ХА процента, это вызвано вялым частным потреблением, неустойчивым спросом на экспорт со стороны ведущих торговых партнеров в основных странах Европы и дальнейшим снижением государственных инвестиций, финансируемых ЕС.

В Юго-Восточной Европе будет наблюдаться наиболее вялый подъем, объясняющийся в различной степени закоренелыми структурными препятствиями и проблемами конкурентоспособности, дальнейшим ростом необслуживаемых кредитов и трудностями с государственными финансами.

Перспективы Венгрии являются сложными из-за высокого уровня государственного и внешнего долга, а также нетрадиционных мер политики, которые подорвали доверие и помешали инвестициям.

В целом ожидается, что в этом году средняя годовая инфляция останется умеренной в большинстве стран Европы с формирующимся рынком. Повышенные темпы прогнозируются только для Турции (6/4 процента) и Сербии (914 процента), что во многом объясняется инерцией инфляции.

Баланс рисков для перспектив роста смещен в неблагоприятную сторону, хотя и в меньшей степени, чем в октябрьском выпуске ПРМЭ 2012 года, что отражает уменьшение рисков значительных отклонений в связи с кризисом в зоне евро. Наиболее существенный риск снижения темпов роста связан с продолжительной стагнацией в странах зоны евро ввиду прочных экономических взаимосвязей между ними и странами Центральной и Восточной Европы. Кроме того, внутренние факторы уязвимости и недостатки, связанные с устойчивостью бюджета и/или банковского сектора, особенно в некоторых странах ЮгоВосточной Европы и Венгрии, могут усугубить воздействие внешних шоков.

Не упуская из виду эти риски, директивным органам следует продолжать ликвидацию последствий кризиса, в особенности преодолеть проблему высокой доли необслуживаемых кредитов и повышенного уровня бюджетного дефицита или государственного долга в некоторых странах. В странах с гибкими обменными курсами денежно-кредитная политика должна содействовать подъему. В более принципиальном плане, многие трудности, скрытые бумом 2003-2008 годов, вновь оказались на поверхности. В зависимости от конкретной страны речь идет о высокой структурной безработице, низком коэффициенте участия в рабочей силе, неразвитом секторе внешнеторговых товаров и незавершенной программе преобразований.

2. Проблемы и перспективы экономического развития стран Центральной и Восточной Европы

2.1 Общие проблемы экономического развития стран Центральной и Восточной Европы

С начала 2000-х годов и до появления глобального финансового кризиса в 2008 году Центральная и Восточная Европа была одним из регионов мира, наиболее динамично развивался стабильно опережал Западную Европу по темпам экономического роста.

Экономическое отставание от западноевропейских стран сокращалось, хотя и оставалось существенным. В большинстве стран улучшились структурные и качественные характеристики экономики, ускорился рост промышленного производства, а в Словакии, Польши и Чехии промышленное производство с середины 2000-х годов начало расти быстрее ВВП.

Во-первых, все эти страны принадлежат к постсоциалистических стран, рыночные преобразования в которых начались (с разной степенью интенсивности) только в 80 — 90-х годах прошлого века. Государства этого географического пространства (от Балтики до Адриатики) дважды подвергались кардинальным трансформациям: в 40-х годах, когда осуществился поворот от западной модели общественного развития к социалистической (страны этого региона во главе с СССР были объединены в единый геополитический регион) и в конце 80-х годов, когда произошли распад Югославии и Чехословакии и объединения Германии.

Опыт рыночного реформирования оказался наиболее удачным в странах Центральной Европы. Это связано с тем, что эти страны всегда имели более открытые экономики с достаточно весомыми элементами рынка. Это обусловило тот факт, что реформы в этой группе стран начались гораздо раньше, чем в СССР.

Другой общей чертой стран ЦВЕ является то, что все они, за исключением России, странами с так называемой малой экономикой, с долей национального ВВП, что не превышает одного процента от мирового. Для сравнения: доля ВВП США в мировом ВВП в 2009 году составила более 20 %, Китая — 13 %, Японии — 6%, Индии — 5 %, в Канаде — 1,8 %, в Италии — 2,5 %, Франции и Великобритании — около 3 %, Германии — 4 %. Доля всего региона ЦВЕ в мировом ВВП составляет около 6 % и имеет тенденцию к сокращению.

Еще одной особенностью стран региона, за исключением Украины, является то, что все они принадлежат к группе стран с высоким и высоким средним доходом (табл. 3).

Таблица 3 — Классификация стран ЦВЕ по уровню дохода.

Страны с высоким доходом Страны со средним доходом Страны с низким доходом
Эстония, Польша, Словения, Словакия, Хорватия, Чехия, Венгрия Белоруссия, Болгария, Латвия, Литва, Румыния, Россия, Сербия Украина

Таким образом, общими чертами стран ЦВЕ, позволяющие сгруппировать их в единый объект научного достижения — регион Центральной и Восточной Европы, являются: зависимость к единого геополитического пространства; плановая система хозяйствования в прошлом; небольшой размер внутреннего рынка (за исключением России), принадлежность к группе стран с высоким средним и высоким уровнем дохода (за исключением Украины); высокая интегрированность в мировое хозяйство, периферийная позиция на глобальных рынках.

Доля внешней торговли в ВВП стран ЦВЕ значительно выше не только по сравнению с развитыми экономиками, но и большинством развивающихся стран. С одной стороны, высокая интегрированность в мировое хозяйство выступает фактором экономического роста региона, но существенная зависимость от внешней торговли оказалась одной из причин глубокой рецессии во время глобального финансово-экономического кризиса 2008 года.

Несмотря на то, что во всех странах региона наблюдаются структурные и качественные характеристики экономики, экономическое отставание от западноевропейских стран остается существенным. Преобладающее большинство стран как и ранее входят в группу стран со средним доходом и находятся на второй или осуществляет переход к третьей стадии развития согласно с глобальным индексом конкурентоспособности, что обуславливает периферийное положение региона в глобальной экономике.

Центральная и Восточная Европа является одним из регионов мира, наиболее серьезно пострадал от глобального экономического кризиса 2008 года. В связи с этим перспективным направлением дальнейших исследований является исследование регионов специфики макроэкономической динамики стран ЦВЕ. Экономический спад в странах ЦВЕ оказался глубже, чем в большинстве других регионов мира, а в некоторых странах ЦВЕ его масштабы были даже больше масштабов трансформационного спада начала 1990-х годов, со всеми вытекающими последствиями для занятости и доходов населения. Тенденция экономической конвергенции со «старой Европой » почти во всех странах ЦВЕ прервалась.

Рост безработицы, ухудшение финансового положения семей, снижение доступа к социально значимым услугам и другие негативные социальные последствия кризиса привели к снижению поддержки демократии и рыночной экономики в странах Центральной и Восточной Европы. Катализатором распространения «антирыночных» настроений мог послужить не только сохраняющийся и после четверти века трансформаций значительно более низкий общий уровень благосостояния населения в странах ЦВЕ по сравнению со странами Западной Европы, могли сказаться также закрепившиеся в общественном сознании за годы социализма ценности, которые формируют высокие запросы людей на государственную социальную поддержку.

Посткризисный экономический рост в странах Европы и Центральной Азии (ЕЦА) с развивающимися рынками начал восстанавливаться: прогнозируются умеренные темпы роста, которые должны составить 3,1% в 2014 году. Однако, по сравнению с другими регионами мира, регион ЕЦА демонстрирует самые медленные темпы восстановления роста экономики и сохраняет уязвимость перед рисками, присущими быстроменяющейся глобальной экономике.

В условиях глобального и европейского кризиса разрозненные попытки центрально-европейских стран выстроить обособленные национальные стратегии развития также обречены на неудачу. После 20 лет деградации, деиндустриализации и ориентации на «эмиграционную экономку» восстановить национальное достоинство, обеспечить общественное воспроизводство и вновь перейти к развитию страны региона могут только сообща и в сотрудничестве с крупнейшими геополитическими субъектами Евразии.

2.2 Перспективы экономического развития стран Центральной и Восточной Европы

Основой формирования Новой Центральной Европы является промышленное и инфраструктурное развитие — ее проектно-инфраструктурный базис.

Промышленность является основой высокого качества жизни населения региона и определяет достойное место Новой Центральной Европы в международном разделении труда. При этом промышленное и инфраструктурное развитие Центральной Европы должно опираться как на созданные при поддержке СССР заделы и школы, так и на совершенно новые индустрии, сформированные за последние десятилетия или пока не существующие. Стратегическое значение в этом плане имеет развитие собственной технологической базы и станокинструментальной промышленности. Лидирующая роль здесь должна принадлежать крупным станкостроительным компаниям Беларуси (холдинг «Белстанкоинструмент») и России.

Очевидна гигантская роль Новой Центральной Европы как транзитного моста, связывающего различные части Евразии. Критическое значение в плане полноценной реализации транзитного потенциала Новой Центральной Европы имеет проект Евразийского сухопутного моста, призванный объединить пространство Евразии на основе технологических решений следующего уклада. При этом безусловным приоритетом является применение подхода, разработанного проектными группами в России, США, Европе, и ориентированного на превращение транспортных проектов в основу для коридоров развития, включающих создание новой поселенческой инфраструктуры, новых производств, источников энергии. Также критически необходимым является обновление самой транспортной инфраструктуры за счет создания высокоскоростных железнодорожных магистралей и передовых видов сухопутного транспорта.

Наиболее актуальными и требующими немедленной реализации являются два крупных транспортных инфраструктурных проекта: создание высокоскоростной железнодорожной магистрали Берлин — Минск — Москва на основе европейской колеи для пассажирских перевозок и параллельное продление российской колеи, связывающей Китай, Казахстан, Россию и Беларусь, в Западную Европу по территории Польши, Германии, Франции для грузовых перевозок.

Не менее значимо и обеспечение транспортной связности внутри региона, а также обеспечение качественного меридионального транзита из Северной Европы в Средиземноморье и обратно. При этом ставка должна делаться не только на наземный транспорт, включая высокоскоростные транспортные коридоры, но и на развитие региональной авиации, которое возможно на основе промышленной кооперации, прежде всего, Чехии, Словакии, Украины и России. Кроме того, формирование единого транспортного пространства региона потребует создания специальных упрощенных режимов трансграничных перемещений грузов и пассажиров.

Второе измерение Новой Центральной Европы — энергетическое. За счет комплексного развития генерирующих мощностей, прежде всего, атомной энергетики, а также биоэнергетики, необходимо обеспечить энергоизбыточность региона. Расширение мощностей АЭС в Словакии, строительство Белорусской АЭС, Балтийской АЭС в Калининградской области и АЭС в Румынии являются первыми проектами такого рода, которые нуждаются в логическом продолжении. Соответствующие планы в настоящее время готовы реализовать Болгария, Чехия. При этом параллельное развитие энергетических коридоров и передающих мощностей должно обеспечить формирование единого центрально-европейского энергетического пространства.

Важным направлением строительства Новой Центральной Европы является отработка моделей локального развития, которая включает преобразование городов региона, создание их новой инженерной и социальной инфраструктуры.

Восстановление и создание новых европейских городов с достойной занятостью населения и прежде всего, молодежи, в приоритетных секторах экономики, — важнейший императив развития региона, особенно — его постсоветской части, Прибалтики, Беларуси, России, Украины.

Не менее важной в развитии Центральной Европы является роль интенсивного, но экологичного сельского хозяйства. На сегодняшний день продовольственная проблема в мире больше не относится к числу второстепенных, и роль Новой Центральной Европы в ее решении может быть значительной, учитывая огромный опыт развития сельского хозяйства в странах региона во время существования Совета экономической взаимопомощи. В условиях резкого роста мировых цен на продовольствие Новая Центральная Европа должна обеспечить продуктами питания не только себя, но и регионы, всерьез сталкивающиеся с проблемой голода.

Решение инфраструктурных проблем Новой Центральной Европы требует возрождения машиностроения в этом регионе. При компетентном участии лучших научных, инженерных и промышленных кадров Западной Европы, а также в непосредственной кооперации с ведущими технологическими центрами Евразии, но с опорой на потенциал региональных школ в Новой Центральной Европе (особенно — на промышленный потенциал Чехии, Словакии, России, Беларуси и Украины), должны быть воссозданы или созданы с нуля машиностроительные производства, позволяющие инструментально обеспечивать развитие региональной инфраструктуры, сельского хозяйства и социальное развитие. Новая Центральная Европа должна стать экспериментальной площадкой российско-европейского сотрудничества, ориентированного на совместное развитие и строительство Большой Европы многих цивилизаций.

Главная целевая функция такого промышленного ренессанса -решение не только задач развития самой Центральной Европы, но и организация экономического подъема таких критических важных для Большой Европы регионов, как Северная Африка, Ближний Восток и Центральная Азия.

Перспектива инфраструктурного и промышленного развития Центральной Европы формирует качественно новый заказ на квалифицированные кадры, способные решать разнородные задачи на современном технологическом уровне, а также создавать новые технологии на основе фундаментального научного знания. Поэтому реализация проекта Новой Центральной Европы требует качественного подъема образования и науки в регионе. Сокращение финансирования программ студенческого обмена в ряде западноевропейских стран необходимо использовать для того, чтобы создать в центре Европы самостоятельный образовательно-научный комплекс мирового уровня, который и станет главной движущей силой развития региона.

Перед ним будут стоять не только задачи, связанные с промышленным развитием, разработкой и трансфером технологий, созданию новых производств, но и гуманитарные задачи. Образовательно-научное сообщество призвано сыграть ведущую роль в осмыслении Новой Центральной Европы как новой реальности, в выработке нового самоопределения народов региона как субъектов суверенного развития; в выстраивании диалога и совместного развития с Западной Европой, Россией и другими цивилизациями.

Именно видение места и роли стран Новой Центральной Европы в судьбе Большой Европы и всего мира является тем фактором, который определит принципиально новое восприятие региона на международной арене. Это, кстати, позволит придать новый импульс туристической отрасли в регионе, прежде всего, за счет роста образовательного, научного, исторического туризма.

Заключение

Таким образом, по данной работе можно сделать следующие выводы.

К странам Центральной Европы и Прибалтики относят Венгрию, Польшу, Словению, Словакию, Хорватию, а также прибалтийские государства — Латвию, Литву и Эстонию.

После приема большинства стран Центральной и Юго-Восточной Европы в Европейский союз произошли кардинальные перемены в их международно-политическом положении, изменилась не только их внешняя политика, но и отношение к ним других государств. Существенно преобразовалось все европейское геополитическое пространство, да и общемировая ситуация не осталась без влияния на нее европейских геополитических преобразований.

Вхождение стран Центральной и Юго-Восточной Европы в Евросоюз — один из эпизодов (хотя и существенных) гигантской трансформации международной жизни конца XX — начала XXI в. «Восточное» расширение ЕС отнюдь не самостоятельное, независимое от других событий явление мировой политики и экономики. Это результат тектонических потрясений, «сейсмическая» зона которых на первый взгляд лишь косвенным образом затрагивала регион Центральной и Юго-Восточной Европы. Резко изменившаяся внешнеполитическая ориентация стран ЦВЕ определяется новой геополитической ситуацией во всем мире, которая не может не влиять на них.

Во многих странах Восточной Европы с середины 2000-х наметилась стагнация в экономических реформах. После финансового кризиса 2008 — 2009 гг. общественное мнение по отношению к продолжению рыночных реформ стало резко негативным.

По прогнозам ЕБРР, при сохранении текущего состояния экономического развития рост производительности труда в большинстве стран останется более чем скромным в течение следующих 10 лет: в среднем на уровне 2-4% в год. В следующие 10 лет ожидается дальнейшее снижение роста производительности труда. При такой динамике уровень жизни граждан восточноевропейских стран будет по-прежнему оставаться заметно ниже уровня жизни в Западной Европе, процесс конвергенции этих показателей замедлится, а во многих странах — полностью остановится.

В течение следующих 20 лет только ряд стран Центральной Европы и Прибалтики смогут достичь уровня в 60% от усредненного показателя дохода на душу населения в 15 ведущих развитых странах ЕС. При этом уровень жизни в большинстве восточноевропейских стран, скорее всего, будет оставаться заметно ниже данного значения. Для ускорения экономического роста странам потребуются новые реформы в экономике.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: