Валютная интеграция в рамках ЕЭП

Наиболее обсуждаемой темой последних десятилетий является проблема экономической интеграции между различными странами. В качестве примеров могут служить создание разных торговых союзов, международных соглашений по экономическим вопросам, валютные союзы и др. Наиболее успешным можно считать Европейский Союз. В связи с этим очевидным становится интерес России в интеграции на уровне региона, особенно в рамках Таможенного Союза.

С момента создания единого экономического пространства, образованного тремя странами: Россией, Белоруссией и Казахстаном, который начал функционировать в 2010 году, самым обсуждаемым является вопрос создания единой валюты на территории стран-участниц. Необходимо отметить, что дискуссия положила свое начало гораздо раньше в результате начавшихся интеграционных процессов на всем постсоветском пространстве. Так, впервые вопрос о введении единой валюты получил развитие в 2001 году на встрече глав ЦБ стран СНГ, которые рассматривали два пути для введения единой расчетной единицы: на территории всего СНГ, или более очевидном, в свете образовавшегося Евразийского экономического союза, на территории этих стран.

По итогам первого экономического форума ЕАЭС, прошедшем в феврале 2003 года, одним из приоритетных направлений в рамках завершения формирование единого финансового рынка и валютной интеграции, выступила необходимость приступить к формированию институциональной и организационно-правовой основы для введения единой валюты. Данный путь предполагал схожие условия и цели, которые прошли страны Европейского союза, начало которому положил Маастрихтский договор. Такими условиями, для стран намеревающихся вступить в Европейский валютный союз, являются: дефицит государственного бюджета должен быть менее 3% ВВП, государственный долг – менее 60% ВВП, на протяжении двух лет государство должно участвовать в механизме валютных курсов, поддерживать курс национальной валюты в определенном диапазоне, инфляция не должна быть выше более чем на 1,5% среднего значение трех стран ЕС с наиболее стабильными ценами, по гособлигациям долгосрочные процентные ставки не должны превышать более чем на 2% среднее значение аналогичных ставок в государствах с самой низкой инфляцией.

Необходимо отметить, что как показывает мировой опыт, многие попытки в области региональной финансовой интеграции и введения региональных валют не завершились успехом. Примерами являются: Североамериканское соглашение и зоне свободной торговли (НАФТА), общий рынок стран Южной Америки (МЕРКОСУР), Договор о дружбе и сотрудничестве в Юго-Восточной Азии, Африканский союз. Если рассмотреть их учредительные документы и соглашения, то очевидно, что эти соглашения параллельно с интеграцией провозглашают принципы суверенитета и независимости государств-членов, что и является тем камнем, который мешает введению единой валюты. В то же время, Евросоюз опирается на добровольное ограничение суверенитета стран-участниц ЕС. Ведь именно результатом интеграции на территории Европы стало обращение единой валюты – евро.

Валютная интеграция в Европе продолжалась ни один десяток лет, а вдохновителем и «интеллектуальным архитектором» единой валюты выступил Роберт Манделл. Среди критериев для создания оптимальной валютной зоны, по его мнению, выступают: мобильность факторов производства, открытость экономики, диверсификация экономики и степень экономической интеграции. Манделл выдвинул теорию оптимальных зон, в соответствии с которой одним из критериев для введения единой валюты необходим схожий характер бизнес-циклов. Ведь именно кризис 2008 года наглядно отразил сложность единой валюты в экономически разных государствах.

На сегодняшний день, можно говорить о том, что преждевременны были позитивные прогнозы для введения единой валюты к 2011 году. Мировой финансовый кризис 2008 года заставил по-новому взглянуть на создание новых мировых валют. Так в 2009 году американский инвестор Джордж Сорос предложил активировать и расширить механизм специальных прав заимствования (SDR) – искусственного платежного средства Международного валютного фонда для замены «недееспособного» доллара. Однако, как посчитали эксперты, SDR не позволит государствам обеспечить достаточные объемы ликвидности при реализации антикризисных программ. Другой альтернативой послужило предложение Президента Казахстана Нурсултан Назарбаев в пользу наднациональной валюты («транзитализм»), которая станет переходным моментом для введения единой мировой валюты. Данную идею поддержал Менделл. Также, Назарбаев выступил за создание единой валюты в рамках ЕАЭС, которая не будет зависеть от курса мировых валют.

Валютная интеграция в рамках ЕЭП
Валютная интеграция в рамках ЕЭП

Дискуссии в 2011 году показали, что ни одна из сторон не готова отказать от собственной валюты в пользу российского рубля или иной валюты. Так, Александр Лукашенко заявил, что Беларусь не готова к введению единой валюты ЕЭП. По мнению Президента Казахстана, пока ни одна национальная валюта, «включая такую мощную как российский рубль», не годится на роль единой валюты Евразийского союза, который намерены построить Беларусь, Россия и Казахстан. Многие экономисты схожи во мнениях, что, несмотря на многочисленные обсуждения, белорусская сторона во главе с Президентом А. Лукашенко не согласится в ближайшей перспективе создать единое валютное пространство, так как данный переход предполагает уничтожение суверенитета в денежно-кредитной политике стран.

Проанализировав сегодняшнюю расстановку сил и интересов сторон, можно говорить о том, что введение единой валюты представляется возможным не ранее 2025 года. Центральные банки трех стран посчитали, что к 2025 году страны подойдут к системе, когда будет единый рынок финансовых услуг и будет, кроме того, финансовый регулятор. И, возможно, это создаст некую платформу для того, чтобы переходить к стадии валютного союза.

Таким образом, ключевым вопросом в валютной интеграции является выбор валюты и определение степени участия каждой из сторон. Ведь, очевидно, что наиболее привлекательным и объективным становится внедрение российского рубля на всей территории ЕЭП. Необходимо отметить и объективные препятствия, сказывающиеся на развитии проекта.

Первым и основным препятствием оказывается экономическая неоднородность ЕАЭС, связанная с экономическим доминированием России (больше 90% суммарного ВВП и более 80% суммарного товарооборота приходится на РФ), сложностью включения в союз транзитной экономики Белоруссии, объективно не готовой к полномасштабной интеграции в рамках евразийского экономического проекта, а также спецификой экономики Казахстана, имеющей развитый энергетический сектор и сформировавшийся за последнее десятилетие транзитный товарный коридор для поставок из Китая.

Основным риском для участия непосредственно России в интеграционном проекте ТС-ЕАЭС остается вопрос о цене интеграции. Экономическое влияние России в новой интеграционной группировке вместе с опорой на политическую волю руководства России создают идеальную среду для получения партнерами по интеграции экономических уступок со стороны РФ. Имея собственную валюту, представители Белоруссии осознают, что смогут и далее получать льготы и помощь из Москвы, так как Россия не пойдет на то, чтобы потерять такого союзника.

Важно подчеркнуть, что взяв за основу опыт ЕС, необходимо согласовать макроэкономические показатели и придерживаться их на протяжении нескольких лет. Затем важно найти компромисс при создании наднационального банка, определить его полномочия и права сторон, разграничить полномочия между ним и центральными банками стран-участниц.

На мой взгляд, основной причиной, препятствующей валютной интеграции служит отсутствие надлежащего уровня макроэкономической гармонизации в странах ЕЭП. При этом кризис в Европе наглядно продемонстрировал обязательность тщательной проработки данного аспекта. На сегодняшний день для стран ЕЭП закреплены макроэкономические параметры, не в полной мере устраивающие все стороны. Однако соблюдение этих показателей в значительной степени носит рекомендательный характер. В соответствии с Соглашением предельного значение дефицита государственного бюджета не более 3% ВВП, государственного долга – не более 50% ВВП, инфляции – не более чем на 5% выше уровня инфляции государства – входящего в ЕЭП, имеющего наименьший рост цен.

Центральным преимуществом для стран при введении единой валюты может быть при формировании валютных резервов. Образовав валютный союз, каждая страна сможет снизить необходимый объем резервов путем создания единого фонда, которым она сможет воспользоваться для покрытия дефицита платежного баланса. Безусловно, основная часть средств будет вложена российской стороной. Относительно Беларуси, положительный эффект возникнет при реализации национальной антиинфляционной политики при поддержке более сильного партнера, в результате страна сможет обрести доверие со стороны экономических агентов.

Выводом вышеизложенного, для введения единой валюты на территории стран-участниц ЕАЭС, можно сделать:

  1. Опираясь на опыт ЕС необходимо привести экономики стран к равному уровню развития, т.е. определить ряд неуклонных критериев для государств, желающих вступить в единое экономическое пространство;
  2. Очевидным, является создание наднациональных органов с четкими полномочиями в области регулирования экономики, т.о. целесообразным было бы создание нового валютного института, который бы регулировал вопросы валютной сферы и имел целью стать центральным банком;
  3. Необходимо гармонизировать законодательство стран-участниц;
  4. Важным является разработать реализуемый в сегодняшних реалиях механизм обменных курсов, который станет предварительным этапом до введения единой валюты;
  5. Оптимальным, на мой взгляд, является придание российскому рублю статуса региональной резервной валюты.

Создание единой валюты на территории единого экономического пространства не является утопией, однако реализация данного сотрудничества имеет место только в долгосрочной перспективе. Слишком много противоречий между странами-участницами. В настоящее время важно использование в расчетах между странами ТС национальных валют, ведь отказ от доллара и евро мог бы стать ключевым звеном к экономической и валютной интеграции. Безусловно, начавшаяся интеграция на постсоветском пространстве, ярким примером которой, является ЕАЭС, начало деятельности, которого ожидается с января 2015 года, предполагает успех в случае полного взаимодействия во всех сферах, в т.ч. и в валютной – заключительный этап в рамках экономической интеграции.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: