Валютная политика Японии

Понятие конвертируемости валюты (денежной единицы) страны имеет в современной экономической теории размытые рамки, которые формально классифицированы, в частности, Международным валютным фондом создавшим за послевоенную историю нормативные дефиниции «свободно конвертируемой валюты», «ограниченно конвертируемой валюты» и «неконвертируемой валюты».

Сразу же необходимо оговориться, что понятие именно «свободно конвертируемой валюты» в жаргонном бизнес употреблении чаще всего подразумевает экономическое понятие «валюты свободно-конвертируемой по текущим операциям». Оно означает возможность свободной конвертации средств в национальной валюте в другую валюту (как правило, одну из клиринговых мировых валют) по текущим операциям — торговым (экспорт- импорт) и операциям предполагающим импорт прибыли полученной на капитал, размещенный в данной стране.

При этом допускается возможность существования ограничений по изыманию (основного) капитала. Такого рода ограничения различной степени строгости существуют во всех экономиках (даже индустриально развитых стран) кроме Японии и США. При этом незначительность таких ограничений, а также отсутствие применения их на практике позволяют говорить о том, что определенная группа индустриально развитых стран имеет полную конвертируемость по своим валютам. То есть иностранцы могут продать активы, номинированные в национальной валюте страны, изъять свои средства из уставных фондов предприятий-резидентов и

полученную национальную валюту конвертировать в любую другую с целью вывода капитала из страны.

Поствосстановительный период в экономике Японии. Новый виток активности мировой экономики, оказавший влияние на экономику Японии.

Япония поставила свою валютную политику на уровень национальных интересов. Страну можно понять, однако в мировой экономике, которая оказалась заложницей малого спроса и избыточной производственной мощности, такой поступок является актом экономической агрессии. Он будет иметь свои последствия.

Хирохиде Ямагучи, заместитель управляющего Банка Японии, выступая 23 февраля на встрече в Аомори, говорил о долгосрочных перспективах для валютной политики страны. Япония сейчас находится не в самом выгодном положении. Дело в том, что в последние годы основные направления финансового управления в Японии продиктованы тенденциями в глобальной экономике.

Замедление активности на мировых рынках, которое можно было наблюдать с лета по осень 2010 года, — т.н. пост-восстановительный период, — сказалось за экономике этой страны довольно негативно. Спрос на ключевые позиции экспорта, — машины, технологии, электронику, — заметно снизился. По итогам года Япония сдала свои позиции лидера региона, уступив это звание Китаю. Также, на японскую экономику новой волной обрушились проблемы с дефицитом бюджета.

Однако, говорит г-н Ямагучи, начиная с осени минувшего года мировая экономика стала снова наращивать темпы роста. В частности, спрос на товар постепенно стал увеличиваться. Производство усилилось во многих странах с развитой экономикой, — как за счет усиления внутреннего спроса, так и за счет увеличения доли экспорта. Это касается США, где уровень продаж в предновогодний период оказался самым высоким за десятилетие, и это касается стран ЕС, несмотря на имеющийся довольно сильный разрыв между лидерами региона и периферийными странами. «Согласно моим прогнозам, мировая экономика сохранит имеющиеся сейчас темпы роста, особенно это касается экспортирующих стран», — говорит г-н Ямагучи.

Однако, здесь уже поднимается ряд вопросов. Новый виток активности в мировой экономике вполне может создать новые угрозы. Хирохиде Ямагучи перечисляет три рискованных области в мировом экономическом развитии.

Первое, — это риски перегрева. В основном здесь имеются в виду развивающиеся страны, и в первую очередь — Китай. Неумеренная эксплуатация своих мощностей может привести к неприятным скачкам инфляции, росту цен на внутренние активы, а в итоге — к введение регулирующих мер, которые могут быть крайне неудобны торговым партнерам, в том числе и Японии.

Второе, — это проблема государственных долгов и имеющихся диспропорций. Эта тема актуальна как для гигантов вроде США, так и для небольших экономических систем вроде Ирландии. Дело в том, что за время, предшествующее «разрыву пузыря», — в период инвестиционного бума, — государственный долг, как правило, увеличивается весьма значительно, а бухгалтерские расчеты ведутся как бы «на потом». Для того, чтобы разгрести этот завал, не травмируя экономику, есть пока что только одно готовое решение, — т.н. японский сюжет, вход в полосу рецессий. На разные лады он может быть повторен для стран ЕС, когда «раздел ответственности» происходит на уровне законодательства содружества. Чем обернутся другие варианты урегулирования такой ситуации, — пока что непонятно, но ясно, что для мировых рынков это может быть довольно опасно. Если жахнет, — то мало не покажется никому, достанет и до Японии.

Третий фактор, обсуждаемый г-ном Ямагучи, — вызывающий опасения рост цен на мировых рынках, продолжающийся вот уже с начала 2009 года. В силу различных факторов (из которых в последнее время наиболее значителен ближневосточный) этот глобальный тренд уверенно укрепился на товарных и сырьевых биржах, что может в будущем оказать плохое влияние на развивающиеся экономические системы.

Так что, согласно выкладкам первого заместителя главы Банка Японии, на долгой перспективе японскую экономику может ждать немало сюрпризов, связанных с развитием событий как в развитых, так и в развивающихся странах. За внутреннее управление г-н Ямагучи беспокоится на порядок меньше.

Япония — главный валютный агрессор. Валютная война и ее последствия.

Так или иначе, но экономическая ситуация в Японии меняется. Новый японский премьер-министр Синдзо Абэ, получивший этот пост в конце прошлого года, изменил валютную политику центрального банка Японии. Правительство продолжило покупать государственные ценные бумаги, но самое главное — решило впервые в истории увеличить инфляцию на 2%, чтобы ослабить иену относительно доллара. Это должно помочь остановить хроническую дефляцию в стране, снижение индекса цен и падение спроса.

Россия присоединилась к хору голосов развивающихся стран, которые обвиняют США, Японию и Европу в развязывании валютных войн. Как раз вовремя — Банк Японии, как ожидается, вот-вот объявит мировую валютную войну.

Мягкая монетарная политика, которая якобы должна стабилизировать крупнейшие экономики мира, на самом деле — мощное оружие этой войны: если евро, доллар и иены станут очень дешевыми по отношению к рублю, юаню или вону, то товары из этих стран тоже станут более конкурентоспособными и будут лучше продаваться.

Правительства развивающихся стран вынуждены защищаться: они увеличивают свои запасы долларов, иен и евро, чтобы курс собственной валюты не слишком рос. Экономисты бьют в набат и осуждают всех поджигателей скопом — в долгосрочной перспективе от валютных войн страдают все: нынешний кризис стал закономерным итогом валютных войн последнего десятилетия.

Российский ЦБ против поджигателей валютных войн Первый зампред ЦБ Алексей Улюкаев в прошлую среду на Гайдаровском форуме предупредил, что действия центробанков развитых стран могут подтолкнуть мир к валютным войнам — с помощью мягкой денежной политики они снижают курс национальной валюты. Особенно Улюкаева встревожила Япония, взявшая курс на резкое снижение иены.

«Это путь не к единству, а к сепарации, сегрегации, разделу на отдельные зоны влияния, вплоть до очень острой конкуренции, вплоть до мировых торговых и валютных войн, что, безусловно, контрпродуктивно», — заявил Улюкаев.

Правда при этом российский ЦБ, по замечанию замечанию главного экономиста «Ренессанса Капитала» Ивана Чакарова, сам проводит политику по снижению’курса рубля.

Другие развивающиеся страны тоже не довольны сверхмягкой денежной политикой развитых государств. Валюты развивающихся стран дорожают, а развитых— дешевеют. Это дает этим развитым странам необоснованное конкурентное преимущество.

Южная Корея потребовала, чтобы встреча «большой двадцатки» в Москве в феврале была посвящена валютным войнам. Это заявление было сделано вереду, когда курс корейского вона достиг уровня 1054,49 за доллар— это самый высокий уровень с августа 2011 года. Южная Корея обещала принять меры для борьбы с укреплением собственной валюты.

Валютные войны ведут и страны Латинской Америки. Именно Бразилия объявила о начале валютных войн в 2010 году. Затем она ввела контроль над потоками капитала — это должно было ограничить приток спекулятивного капитала в страну и ограничить укрепление реала. Тогда же по этому пути пошли Южная Корея, Перу и Таиланд.

В начале этого года правительства Колумбии, Перу и Коста-Рики заявили, что их валюты слишком сильно укрепились, и им нужна помощь. Эти страны испытали на себе значительный приток иностранного спекулятивного капитала. В 2012 году в Колумбию пришли рекордные $16 млрд, что привело к укреплению песо на 9%, согласно оценке Beyond Brics FT. Экономика страны при этом выросла всего на 2,1 % в третьем квартале прошлого года. Укрепление валюты нанесло особенно сильный удар по экспортерам кофе, цветов, фруктов и несырьевых товаров.

Глава Еврогруппы Жан-Клод Юнкер не согласен с коллегами из развивающихся стран: он считает, что все наоборот — евро стоит слишком дорого и его курс надо снизить. Евро уже три месяца укрепляется по отношению к доллару, иене и юаню. Особенно европейцев испугала опять же стремительно дешевеющая японская валюта.

Япония — главный валютный агрессор Именно Япония стала главным агрессором на мировых валютных рынках. Синдзо Абэ, вновь избранный премьер-министром Японии, уже заявил, что Банк Японии должен установить цель по инфляции в 2%. Сейчас цель банка по инфляции — 1% и она не исполняется.

Это означает, что регулятор возьмет на себя обязательство проводить «количественное смягчение», то есть покупать гособлигации на вновь напечатанные иены, до тех пор, пока страна не выберется из дефляции. Объявления Банка Японии ждут в ближайшие дни — в Токио уже началась двухдневная встреча представителей банка. При этом иена постепенно начала укрепляться — на 0,49% до уровня 89,66 иен за доллар. До этого доллар стоил 90,25 иен — это минимальный уровень с июня 2010 года.

Иена продолжает слабеть по отношению к доллару В Bank of America Merril Lynch не уверены, что резкое падение иены в последние месяцы связано не только со стимулирующим смягчением денежной политики. Аналитик банка Густаво Рейс изучил ежедневные колебания иены по отношению к евро, а также канадскому и австралийскому долларам и пришел к выводу, что падение курса иены связано с охлаждением валютных спекулянтов к ней.

В 2011 году треть изменений курса иены была связана с операциями кэрри- трейд — рыночные спекулянты пытались заработать на укреплении иены. В 2012 году этот фактор практически сошел на нет.

Зато инвесторы начали переоценивать риски — из-за падения экспорта в 2012 года снижался профицит текущего счета Японии. В ноябре впервые за последние 10 месяцев счет стал дефицитным.

Проблемы японской экономики сейчас играют против иены, уверены в банке. А это означает, доллар будет колебаться в диапазоне 85-90 иен.

Кроме того, интервенции Банка Японии не так уж и плохи. Он начал их проводить еще 10 лет назад. Итогом стали более низкие ставки на рынках, а сейчас они могут помочь и слабым экономикам во всем мире. Тем более, Бразилия, Индия, Мексика и другие страны как раз обеспокоены слабым ростом.

Как валютные войны довели мир до кризиса

Правила международной торговли запрещают странам использовать обменный курс, чтобы искусственно стимулировать экспорт и снижать импорт. Но на самом деле на это все смотрят сквозь пальцы. Снижение курса валюты кажется выгодным и экспортерам, и импортерам: экспортеры получают торговое преимущество, а в стране-импортере потребители выигрывают от более низких цен, рассуждает Джозеф Ганьон из Института международной экономики им. Петерсона.

Но на самом деле политика валютных войн совсем не безвредна. Она приводит к ошибкам в размещении финансовых ресурсов и инвестиций. По мнению Ганьона, главный пострадавший от валютный войн — совсем не развивающиеся страны, а США, которым крайне сложно управлять курсом доллара, основной мировой резервной валюты.

При этом валютные войны начались не в 2012 и даже не в 2010 году, а в конце 90-х годов прошлого века, после азиатского кризиса. Именно тогда страны Латинской Америки и Азии начали создавать резервы и скупать иностранные активы, что ослабило их валюты и укрепило евро, доллар и иену.

Как работают валютные манипуляции

Чтобы снизить курс валюты, страна покупает иностранную валюту— это официальный отток капитала. Этим может заниматься любая страна в мире, ведь центробанки сами печатают свои деньги.

Правительства держат эти деньги в виде финансовых активов — облигаций или банковских депозитов. Большинство из этих ресурсов считаются международными резервами, но не все.

Насколько активно страна занимается валютными манипуляциями, можно понять из разницы между тем, сколько иностранной валюты и активов она покупает и сколько продает — это чистая официальная финансовая позиция. Рост предложения валюты снижает ее цену на рынке. Подобные валютные интервенции мало эффективны на развитых ликвидных рынках вроде рынка доллара, фунта или иены. Правительству США, Великобритании или Японии нужно продать огромное количество валюты, чтобы добиться небольшого ее снижения. Зато на рынке юаня иностранных инвесторов немного, ведь им нужно специальное разрешение, — в этом случае любое действие правительства будет иметь заметный эффект.

Таким образом, за последние 10 лет валютными манипуляциями занимались два десятка стран: развивающая Азия во главе с Китаем, Малайзией и Таиландом, развитые страны Азии — в том числе Япония, Сингапур, Тайвань и другие,— Швейцария, а также экспортеры нефти, включая Норвегию и Россию.

Игра без победителей

Главная цель любой валютной манипуляции— это улучшение торгового баланса страны, поясняет Ганьон. Это приводит к ускорению роста экономики и увеличивает количество рабочих мест.

Страна, против которой развязана агрессия (ее валюту скупают), наоборот, страдает от замедления роста. В итоге, в стране начинает спад — она меньше экспортирует. От валютной манипуляции ни одна страна в мире не может выиграть в долгосрочной перспективе.

Зато постепенно появляются дисбалансы: страны с большим профицитом покупают активы и долги страны с дефицитом, а страны-импортеры — занимают.

Политика валютных войн изменила мировую экономику. В «нормальном» ее состоянии развитые страны должны были экспортировать капитал в развивающиеся, ведь в них с него можно получить больший доход. В этом случае у развитых стран был бы профицит торгового счета, а у развивающихся — дефицит.

Но после кризиса в Латинской Америке 90-х годов развивающиеся страны выбрали обратную стратегию — с этого момента все их силы были направлены на то, чтобы снизить или избежать укрепления собственной валюты.

Кто манипулирует валютой

По мнению Ганьона, за последние 30 лет именно валютные манипуляции были причиной роста дисбалансов на национальных счетах..

Баланс текущего счета увеличивается в среднем в мире на 65 центов на каждый доллар, потраченный на манипуляцию.

С 1981 по 2011 годы текущие счета развивающихся стран увеличились на 2/3 того, что они потратили на чистую покупку иностранных активов и валюты.

В 2011 году на покупку иностранных активов было потрачено примерно $1,4 трлн с учетом суверенных фондов. Примерно столько же страны купили начиная с 2006 года. В 2012 году манипуляции снизились примерно на 20%, но остались на высоком историческом уровне.

Не все из этого можно списать только на валютные манипуляции. Примерно $100 млрд— это выплаты по кредитам. Кроме того, экспортеры нефти вынуждены вывозить часть капитала, который не может поглотить их экономика. На все это приходится примерно $300 млрд.

Это означает, что в 2011 году в мире на манипуляции ушло примерно по $1 трлн. В результате торговый баланс валютных агрессоров в 2011 году увеличился на $650 млрд.

Торговый баланс США в итоге оказался примерно на $300 млрд ниже, с учетом того, что на доллары приходится 60% мировых резервов. Статус доллара как мировой резервной валюты обошелся, таким образом, экономике США в 2-3 млн рабочих мест.

Заключение

Синхронная экспансивная политика центральных банков Америки и Японии создают угрозу для евро, что вызывает опасения европейских политиков и финансистов. Суть «валютной войны» в том, что тот, кто девальвирует свою валюту, может теоретически увеличить свой экспорт за счет снижения цен на свои товары на внешних рынках и получения, таким образом, коммерческого преимущества.

Однако не все придерживаются мнения, что новая валютная политика Японии — признак агрессии. Часть аналитиков придерживается другой версии. По их мнению, Япония стала заложницей мирового финансового кризиса. В условиях всеобщей финансовой нестабильности иена служила валютой-убежищем, одной из немногих надёжных валют, и её курс был неоправданно завышен. Сейчас же, когда медленно возрождается экономика США, Европа потихоньку начинает справляться со своими проблемами за счет улучшения системы финансового контроля, ситуация возвращается к норме и этот процесс отражается на валютных рынках. Япония просто изменила свою политику в соответствии с общими тенденциями, а рынок отреагировал на девальвацию иены как на переход в наступление, как агрессивную манипуляцию иеной. На самом деле как раз Япония, её предприятия и компании, пострадали от манипуляций с различными валютами, когда финансовый кризис грянул в Америке.

То есть изменения в валютной политике Японии свидетельствуют не о начале, а об окончании «валютной войны» и о наступлении «валютного мира». Если Европа встревожена, то в Азии ситуация другая. Хоть Япония и является соседом стран региона, их валютная политика прямо противоположна. Китай, в частности, стремится удержать контроль над инфляцией. Руководство Центрального банка КНР выражает опасение относительно возможной инфляции и намерено предотвратить её. Разделяет эту озабоченность и китайское правительство, которое, впрочем, обвиняют в умышленном удержании низкого курса национальной валюты. Европейские аналитики опровергают официальную позицию Китая и считают, что причин для беспокойства нет, т.к. цены в КНР находятся под контролем государства. А настоящая проблема стремительно развивающихся стран Азии в том, чтобы не повторить ошибок США, где в сектор недвижимости были сделаны неоправданно большие финансовые инвестиции, и избежать эффекта лопающихся спекулятивных пузырей.

Япония поставила свою валютную политику на уровень национальных интересов. Страну можно понять, однако в мировой экономике, которая оказалась заложницей малого спроса и избыточной производственной мощности, такой поступок является актом экономической агрессии. Он будет иметь свои последствия.

Валютная война набирает обороты, так утверждают многие специалисты.

Эксперты отмечают ключевые факторы, ведущие к росту волатильности на валютных рынках: абсолютная политизация центробанков — оказалось, процесс запущен в Японии, однако скоро начнется он и в прочих странах.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Личный финансовый университет