Валютный полицентризм как результат глобальной регионализации

В настоящее время наряду с глобализационными процессами все больше внимания стали уделять процессам регионализации, которые представляют собой ещё одну активно развивающуюся форму интернационализации.

В процессе такого интенсивного интеграционного процесса, как регионализация, во всем мире происходит объединение стран в различные региональные системы, а в мировой экономике стали появляться макрорегионы. Сущность рассматриваемого процесса заключается в организации несколькими странами производства и рынка в определенном географическом пространстве.

Регионализация имеет свою специфическую черту – комплексный характер. Это означает, что регионообразующими факторами могут выступать абсолютно любые: от экономических и географических до информационных и социокультурных.

В связи со своей комплексностью процесс регионализации нашел свое отражение и в международных валютных отношениях. Тенденция использования валютных единиц или формирующихся региональных валют в интеграционных экономических объединениях является следствием процесса регионализации.

Так, в мире более чем 100 региональных экономических объединений используют либо национальную валюту ведущей страны в регионе, либо формально не закрепленную по разным причинам региональную валюту, либо практикуют введение региональной валюты.

Возможный вариант структуры будущей мировой валютной системы с учетом происходящих процессов регионализации представлен на рис. 1.

Тенденции валютной регионализации

Тенденции валютной регионализации
Тенденции валютной регионализации

На представленном рисунке видно, что как минимум 9 региональных объединений уже создают основы для функционирования региональных валют. Только евро является полноценно сформировавшейся региональной валютой, так как только Европейский союз из всех этих региональных объединений смог достичь такой высокой степени интеграции.

Рассмотрим каждую потенциальную региональную валюту подробнее.

«Амеро» является проектом региональной валюты для североамериканской зоны свободной торговли. Прототипом для создания «амеро» служит евро, предполагается, что данная региональная валюта заменит собой канадский доллар, мексиканский песо, а также доллар США. Предположительный срок введения этой валюты – 2010 год, но на данный момент эта валюта так и осталась проектом. Следует отметить, что последствия введения этой валюты и отказ от доллара окажет колоссальное воздействие на всю мировую валютную систему, так как США смогут отказаться от всех своих обязательств, а Канада и Мексика потеряют свой суверенитет.

Региональной валютой для Евразийского экономического сообщества в перспективе может стать российский рубль, но также широко обсуждает проект такой региональной валюты, как «евраз».

«Евраз» была предложена в качестве наднациональной валюты Казахстаном. Согласно замыслу «евраз» не будет изначально существовать в качестве наличных денег, а будет лишь виртуальной денежной единицей и только в процессе примет наличную форму. Несмотря на то, что рубль обладает всем потенциалом для того, чтобы стать региональной валютой в ближайшей перспективе, в первую очередь преградой для него, на мой взгляд, станет несогласие стран-участниц этого единого экономического пространства, а именно несогласие со стороны Казахстана.

В 2014 году введение единой валюты на территории Евразэс возобновилось, и планируемый срок введения 2025 год.

Что касается Юго-Восточной Азии, в рамках экономического объединения Китая, Японии и Южной Кореи (Большая тройка или АСЕАН +3), то тут аналогичная ситуация: региональной валютой может стать и юань, как национальная валюта страны-лидера региона, но также активно обсуждается введение такой региональной валюты как «АМЮ».

Перспектив стать региональной валютой у юаня не меньше, чем у рубля, но юань в отличие от рубля имеет также перспективу стать мировой валютой.

Введение «АМЮ», несет в себе конкретную цель – это не просто создание единого валютного союза или получение выгод от использования во взаимных расчетах единой денежной единицы, это проведение скоординированной валютной политики внутри региона и уравновешивание платежных балансов стран Восточной Азии. «АМЮ» представляет собой искусственную денежную единицу, которая включает как минимум 13 валют. Проблема заключается в том, что авторов этой идеи много и у всех совершенно разное мнение о том, из каких именно валют должна состоять корзина «АМЮ». Одни считают, что она должна включать в себя исключительно азиатские валюты, а другие видят корзину, состоящую из доллара, евро и японской йены. Однако все авторы согласны, что если страны АСЕАН+3 и АСЕАН+5 перейдут на общую валюту, то это как минимум приведет к стабильности их валютных курсов.

Однако проведенные исследования доказывают, что введение единой валюты на данном этапе интеграции в регионе не сможет привести к уравновешиванию платежных балансов стран региона, хотя именно эта цель и преследуется.

Что касается Боливарианского альянса, то в 2009 году было принято решение, согласно которому была введена условная единица взаимных расчётов – «сукре».

Данная денежная единица стала использоваться странами участницами АЛБА во взаимных расчетах с 2010 года. Она является виртуальной и используется исключительно в безналичных расчетах, но в перспективе может приобрести наличную форму.

УНАСУР в отличие от АЛБА преследует цель не только экономической интеграции, но также и политической. Однако в качестве региональной валюты видит уже существующую региональную валюту «сукре», что вполне логично, так как состав стран входящих в эти объединения практически одинаков.

Совет Сотрудничества арабских государств Персидского залива представляет собой закрытую региональную организацию, которая предпринимала существенные шаги, чтобы образовать валютный союз, однако на данный момент интеграционные процессы в этом направлении приостановлены в связи с отказом ОАЭ и Омана. Остальные страны-участницы: Саудовская Аравия, Катар, Кувейт, и Бахрейн планируют ввести единую валюту «халиджи» уже в 2015 году, хотя изначально планировалось начать её использование в 2013 году. Основным препятствием, на мой взгляд, выступает усиление роли Саудовской Аравии при создании такого валютного союза и как следствие отказ ОАЭ и Омана, а не различия в национальных финансовых системах и антикризисных мерах стран-участниц.

Южно-Азиатская ассоциация регионального сотрудничества является одной из крупнейших по численности, однако соперничество Индии и Пакистана, конфликты внутри объединения сдерживают процессы интеграции. Именно поэтому у данного регионального объединения отсутствует проект региональной валюты, да и создание валютного союза в ближайшей перспективе не планируется.

Это проявляется в проекте создания Южно-Тихоокеанского союза (в составе государств Океании, Австралии, Новой Зеландии) и введения единой валюты региона на базе австралийского доллара.

В Океании, Новой Зеландии и Австралии также планируется введение единой валюты, базой для которой будет выступать австралийский доллар, но для начала необходимо создать сам Южно-Тихоокеанский союз, ведь план и проект австралийский парламент уже предлагал.

И последнее региональное объединение, которое бы хотелось рассмотреть это Африканский союз. У рассматриваемого региона нет явного лидера, а его интегрированность привлекает внимание, так в рамках региона действует три отдельных союза: Центральноафриканское валютно-экономическое сообщество, Западноафриканский экономический и валютный союз и Южно-Африканский союз. Из них только первые два являются валютными союзами, которые в качестве единой валюты используют – франк африканского финансового сообщества. А Южно-Африканский союз – это тоже валютный союз, но уже на базе южноафриканского рэнда.

Согласно плану Африканского союза для формирования единого валютного союза необходимо создать пять валютных союзов в уже существующих региональных экономических сообществах: государства члена Арабского валютного союза (АВС), государства-члены общего рынка для востока и юга Африки (КОМЕСА), государства-члены экономического сообщества центральноафриканских государств (ЭСЦАГ), государства-члены Экономического сообщества западно-африканских государств (ЭКОВАС), государства члены Сообщества стран юга Африки по вопросам развития (САДК). Другой вариант — это расширение трех уже имеющихся валютных союзов, что гораздо проще.

Тем не менее, к 2034 году планируют наконец-то реализовать договор и создать Африканское экономическое сообщество с единой региональной валютой, которой возможно выступит рэнд ЮАР.

Из этого можно сделать вывод, что, несмотря на огромное количество региональных объединений, и достаточного количества уже существующих валют (или проектов) претендующих на статус региональной, в реальности реализовать себя удалось только евро и «сукре», хотя последняя из них не обладает наличной формой. Этот факт свидетельствует о том, что процессы интеграции являются достаточно сложными.

Также следует отметить, что в каждом случае создание валютного блока и введение единой региональной валюты преследует одну основную цель – ослабить позиции и влияние на экономику отдельных стран и регионов действующей мировой валюты – доллара США. Таким образом, поиск защиты национальной экономики разными странами внутри какого-либо одного географического пространства является уже вполне нормальным и очевидным явлением глобализации. А сама тенденция регионализации валютного пространства является необратимым процессом.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: