Место России в Мировой экономике

1. Общая характеристика современной мировой экономики

1.1 Основные показатели

Большинство количественных характеристик данного параграфа, как и большинства последующих, взято из баз данных Мирового банка и ЦРУ, поэтому цифры характеризуют состояние мира в разные годы, но при этом предполагает одинаковые источники и методики сбора информации.

В настоящее время в мире насчитывается 192 независимых государства, являющихся членами ООН. Кроме того, существует несколько государств, фактически являющихся независимыми, но имеющих значительные проблемы с международным признанием, Такие как Косово, Тайвань, Нагорно-Карабахская Республика и т.п. Также существует еще около 70 территорий, являющихся в разной степени зависимыми.

Численность населения Земли в 2010 году составляла 6,768 млрд. человек. Ожидаемая продолжительность жизни — 66 лет, младенческая смертность 44,13 человек на 1000 родившихся. Т.к. существует проблема перевода ВВП, измеренного в национальных валютах, в долларовое выражение, то этот показатель существует в двух вариантах: определенный по официальным курсам валют (атлас-метод), и по паритетам их покупательной способности (ППС, в английской аббревиатуре РРР). По результатам 2010 года с использованием атлас-метода, мировой ВВП составлял 62,22 трлн. долл., на душу населения — 9139 долл., темпы роста составили 4,6 %. С использованием ППС, были получены следующие цифры. ВМП — 74,43 трлн. долл., ВМП на душу населения — 11100 долл.

Мировая отраслевая структура имела следующий вид:

  • доля сельского хозяйства в ВМП составляла 5,8 %,
  • доля промышленности — 30,8 %,
  • доля сферы услуг — 63,4 %.

Экспортная квота составляла 24 %. Доля инвестиций — 23,4 % от МВП. Согласно данным UNCTAD, уровень ПИИ в 2010 году составил 1,122 трлн. долл. или 1,8 % ВМП. Абсолютного максимума в 1,3 трлн. долл. ПИИ достигли в 2000 году. Среднемировой уровень безработицы составил 8,8 %. Численность мигрантов составляет 214 млн. человек (3,16 % от населения Земли). В то же время, разброс показателей по странам мира очень велик, что говорит о значительной неоднородности мирового хозяйства.

1.3 Степень однородности МЭ

Таблица 1. Разброс основных социально — экономических показателей на 2010 г.

Мир max min
1. Ожидаемая продолжительность жизни, лет 66,12 89, 78 ( Монако) 34,48 ( Ангола)
2. Младенческая смертность, промилле 44,13 178,13 (Ангола) 1,78 (Монако)
3. ВВП ($), атлас-метод 66,22 трлн. 14,62 трлн. 161,7 млн.
4. ВВП (на душу населения)($), атлас- метод 6,827 141,114 (Лихтенштейн) 160 (Бурунди)
5. Темпы роста ВВП, % 4,3 19,4 ( Катар) -8 (Гаити)
6. Экспортная квота (доля в ВВП, %) 24 221 (2008 г.) Сингапур 4 (2009 г.) Эритрея
7. Импортная квота (доля в ВВП, %) 24 203 ( 2008 г.) Гонконг 11 ( 2009 г.) Бразилия
8. Безработица (в % к численности раб. силы) 8,8 95 ( 2009 г.) Зимбабве 0,5 (Катар)
9. Доля валовых иностранных инвестиций в ВВП (%) 1,8 373 (Люксембург) -8 ( 2009 г.) Бельгия
10. Инфляция (%) 29,8 (Венесуэла) -2,8 (Сейшельские о-ва)

1.3 Глобализация

Понятие «Глобализация» не имеет точного и однозначного толкования. Однако общим для всех трактовок является признание того, что сущность глобализации состоит в усиления контактов между экономическими субъектами разных стран. Различными являются трактовки последствий этого процесса. Однако прежде чем изучать эти трактовки, необходимо рассмотреть, как же измеряется уровень глобализации. Американский журнал Foreign Policy, публикуя свой ежегодный «Рейтинг глобализации» (Globalization Index) за 2003 год, учитывал при его составлении четыре основные группы параметров.

Во-первых, экономическую интеграцию — объем международной торговли, инвестиций и различного рода выплат (в том числе и зарплат), совершаемых с пересечением государственных границ.

Во-вторых, персональные контакты — международные поездки и туризм, объем международных телефонных переговоров, почтовых отправлений и переводов.

В-третьих, IT-технологии — число пользователей интернета, число интернет-серверов.

В-четвертых, вовлеченность в международную политику — членство государств в международных организациях, количество посольств и так далее. Как мы уже знаем, мировая торговля составляет около 24 % мирового ВВП, доля валовых иностранных инвестиций составляет 1,8 % ВМП, это около 7,7 % от мировой доли сбережений. Доступ в Интернет имеют 31 % населения земли. Количество прибытий составило в 2009 году 880 млн. (прибытие — факт разового пребывания путешественника в стране). Ну а количество международных организаций к концу 90-х годов составляло около 7 тысяч. Приведенные цифры не свидетельствуют о том, что международные экономические отношения по объему и значимости приближаются к внутринациональным связям и потокам товаров и ресурсов. Единственное значимое исключение — информационные потоки, прежде всего, интернет.

Несколько иной набор показателей для характеристики степени глобализации экономики использует автор весьма удачного учебника по мировой экономике В.К. Ломакин. Он рассматривает характеристики уровня прямых иностранных инвестиций (ПИИ), показатели объема внешней торговли, характеристики движения ссудного капитала (в том числе и объем международных сделок с ценными бумагами) и показатели движения рабочей силы. Опираясь на этот набор характеристик, Ломакин приходит к выводу, что степень развитости МЭО в начале XXI века лишь приближается к уровню развития МЭО начала XX века.

В целом проявление глобализации чаще всего усматривается в появлении процессов и явлений, охватывающих всю экономику мира, наличии общемировых проблем, порожденных экономикой (например, проблемы разрушения природной среды), а также в возникновении механизмов регулирования и саморегулирования мировой экономики. Однако степень зрелости и значимости этих механизмов различными авторами оценивается совершенно по-разному.

На микроуровне глобализация выражается в том, что существует целый ряд фирм, деятельность которых носит международный и даже общемировой характер. Можно назвать достаточное количество торговых марок, встречающихся практически в любой стране мира: Тойота, Кока-кола, Нестле, Нокиа, Интел и т.д. Приведем несколько цифр, характеризующих доли отдельных компаний на мировых рынках (2009-2010 гг.):

  • Производство персональных компьютеров: Hewlett-Packard- 18,1, %Dell- 12,8%, Acer — 12,4%;
  • Производство ноутбуков: Hewlett-Packard (HP) — 22 % мирового рынка;
  • Фирма «Интел» контролирует 81 % мирового рынка микропроцессоров;
  • Производство мобильных телефонов: Nokia 32 %;
  • Производство вертолетов: Sikorsky — 26 %;
  • Производство истребителей: Lockheed Martin 24 %;
  • Добыча алмазов: Де Бирс 35 %, Алроса 25 %;
  • Фирма Samsungпроизводит 21 % телевизоров в мире, и т.д.

Однако значение глобализации не следует переоценивать. Несмотря на общую тенденцию к унификации отдельных элементов жизни людей, религиозное, языковое, культурное разнообразие в мире по-прежнему очень велико. Так, например, английским языком, который претендует на роль языка глобализирующегося мира, как своим основным, пользуется лишь около 5 % населения Земли.

2. Место России в мировой экономике

2.1 Состояние мировой экономики на 2012 год

При анализе состояния и тенденций развития экономики (как национальной, так и мировой) используется ряд показателей. Ведущим в нем является валовой внутренний продукт (ВВП) — его общий объем и размер на душу населения.

Современные реалии мировой динамики сделали целесообразным различение «богатых» и «развитых» стран. Поэтому все шире применяются наряду с традиционными новые критерии международных сравнений. Сопоставление стран по развитию человеческого потенциала и конкурентоспособности дает возможность более адекватной оценки ситуации и перспектив мировой экономики.

В последнее время популярным стал используемый в документах Программы развития ООН — ПРООН (United Nations Development Programme — UNDP) ин­декс развития человеческого потенциала (ИРЧП). Он рассчитывается как средне­арифметическое значение трех индикаторов:

  1. ожидаемой продолжительности жизни (долголетия);
  2. достигнутого уровня образования (степени грамотности населения, полноты его охвата обучением в начальной, средней и высшей школе);
  3. уровня материальной обеспеченности (дохода — душевого ВВП, скорректированного по паритету покупательной способности).

Индекс развития человеческого потенциала применяется для проведения международных сравнений социально-экономического развития государств. Ныне он определяется для более чем 170 стран; в зависимости от результатов расчетов каждая из них получает свой ранг (занимает соответствующее место). Согласно опубликованному ПРООН в 2004 г. «Докладу о развитии человека», места Российской Федерации по ИРЧП были следующими: 1990 г. — 26-е, 1992 г. — 34-е,1993 г. — 37-е, 1995 г. — 67-е, 1997 г. — 71-е, 1998 г. — 62-е, 2000 г. — 62- е,2001 г. — 63-е, 2002 г. — 57-е.

Значимой причиной указанного места в рассматриваемом рейтинге является «недолголетие» россиян. На ожидаемую продолжительность жизни населения, помимо экономических факторов, влияют природные параметры, окружающая среда, медицинское обеспечение и многие другие обстоятельства. Продолжительность жизни в среднем в мире составляла 63 года в 1980 г. и 67 лет в 2001 г. Продолжительность жизни в России в 1980 г. была на четыре года выше среднемировой, в 2001 г. стала ее меньше на год. Правительство Российской Федерации поставило задачу поднять продолжительность жизни россиян до 66,6 лет в 2007 г. (то есть выйти на уровень Доминиканской Республики, Таджикистана, Узбекистана и Туниса 2001 г.); долгосрочной целью является достижение 70-летнего возраста, на который предполагается выйти в 2008-2009 гг. (это уровень Китая, Перу, Эль-Сальвадора, Эквадора, Турции, Сирии и Филиппин 2001 г.). Сьерра Леоне, где рожденный сегодня ребенок, по всей вероятности, не доживет до возраста 37 лет и где лишь 32% взрослого населения может читать, занимает в рейтинге по развитию человеческого потенциала последнее место.

Известны рейтинги стран, составляемых и по другим показателям. В их числе — конкурентоспособность.

Конкурентоспособность — это способность экономического субъекта и/или товара сохранять и улучшать свои позиции в среде других экономических субъектов и/или товаров. Обстоятельства и условия, определяющие конкурентоспособность, называются факторами конкурентоспособности. В свою очередь, факторы, которые выгодно отличают конкурирующего субъекта (конкурирующий товар) от других, называют конкурентными преимуществами.

Оценка основных факторов, определяющих уровень глобальной конкуренто­способности отдельных регионов и стран, позволяет сопоставить их по этому показателю. Известными стали данные о глобальной конкурентоспособности Всемирного экономического форума — ВЭФ (World Economic Forum — WEF). Для подготовки докладов, публикуемых им с 1979 г., используется обширная база данных. Статистическая информация поступает из правительственных и частных источников, от международных организаций, академических учреждений; уникальную часть базы данных составляют результаты экспертного опроса. В 2004 году в опрос были вовлечены более 8700 лидеров бизнеса в 104 странах мира. Для выявления уровня конкурентоспособности страны анализируется восемь факторов: открытость, правительство, финансы, технология, инфраструктура, менеджмент, труд, институциональная среда. Каждый из них в свою очередь обобщает ряд исходных показателей, характеризующих положение в соответствующей сфере. По всем факторам рассчитываются обобщающие субиндексы. При этом для факторов «открытость», «правительство», «финансы», «труд» количественные данные учитываются с весом 3/4, экспертные оценки — с весом 1/4. Для факторов «технология» и «инфраструктура» соотношение весов обратное. При расчете субиндексов по факторам «менеджмент» и «институты», трудно поддающимся количественному выражению, экспертным оценкам придается вес, равный 1.

Традиционно Всемирный экономический форум готовит два ежегодных рей­тинга: первый строится на базе индекса конкурентоспособности для роста (Growth Competitiveness Index, GCI), второй — на базе индекса конкурентоспособности для бизнеса (Business Competitiveness Index, BCI).

Они доступны в Интернете: http://www.weforum.org/gcr

Индекс конкурентоспособности для роста используется для оценки возможностей экономики достичь устойчивого экономического роста в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Он оценивает влияние макроэкономических факторов, которые объединяются в три группы: качество макроэкономической среды, эффективность общественных институтов и технологический уровень.

Индекс конкурентоспособности для бизнеса оценивает микроэкономические факторы, определяющие текущий уровень производительности национальной экономики. Он делает акцент на показателях эффективности и производительности, таких как качество стратегий и эффективность работы компаний, а также качество микроэкономического бизнес- климата, в котором конкурируют компании страны. Ранжирование по двум сводным индексам, восьми факторам и по каждому из почти двухсот исходных показателей дает «профиль» страны, сопоставляемый с аналогичными характеристиками других стран. Проводится их детальное обследование, что позволяет обозначить сильные и слабые стороны более 100 стран, идентифицировать конкретные причины, тормозящие их экономический рост (табл. 2).

Таблица 2. Рейтинг стран по конкурентоспособности (2008 г.)

Место Страна Сумма баллов Ранг, 2009 г.
1 Финляндия 5,82 1
2 США 5,72 2
3 Швеция 5,69 3
4 Тайвань 5,66 5
5 Дания 5,56 4
6 Норвегия 5,56 9
7 Сингапур 5,56 6
8 Швейцария 5,49 7
9 Япония 5,48 11
10 Исландия 5,44 8
70 Россия 3,68 70
…103 Ангола 2,72 100
104 Чад 2,50 101

13 октября 2004 года в Женеве был обнародован очередной доклад «О гло­бальной конкурентоспособности 2004-2005». Его директорами являются Клаус Шваб (Klaus Schwab), исполнительный директор Всемирного экономического форума и Майкл Е. Портер (Michael Е. Porter), профессор Гарвардского университета.

Первое место заняла Финляндия, которая добилась впечатляющих результатов в управлении макроэкономической ситуацией, высокие оценки получили ее общественные институты; частный сектор легко усваивает новые технологии и активно внедряет инновации. Соединенные Штаты Америки — на втором местеюбщее превосходство по технологиям в некоторой степени нейтрализуется менее эффективной работой государственных учреждений и отсутствием существенного прогресса в макроэкономической ситуации. Худшую пятерку составили Парагвай,Эфиопия, Бангладеш, Ангола и Чад. Россия заняла 70-е место в рейтинге по индексу конкурентоспособности для роста. (Ее позиция по субиндексу качества макроэкономической среды — 56, по субиндексу технологического уровня — 67 и по субиндексу эффективности общественных институтов — 89.)

Слабыми сторонами России являются факторы, характеризующие общественные институты: слабая защита прав собственности, высокий уровень коррупции. Существуют также проблемы в способности экономики разрабатывать и использовать современные технологии: с одной стороны, прямые иностранные инвестиции оказывают слабое влияние на передачу технологий; с другой стороны, сами компании не всегда готовы эти технологии адаптировать. В числе сильных сторон выделяются высокий интегральный уровень макроэкономической стабильности и высокий кредитный рейтинг. В рейтинге по индексу конкурентоспособности для бизнеса позиции России выглядят увереннее: 59-е место и заметный рост по сравнению с прошлым годом (66-е место). В данном аспекте слабыми сторонами являются недостаточная интеграция российских компаний в глобальные цепочки поставок и низкий уровень использования современных производственных технологий, а также относительно слабый уровень конкурентоспособности поставщиков, низкая эффективность антимонопольной политики, высокий уровень административных барьеров и коррупции, недостаточная развитость финансового сектора и проблемы с доступом к венчурному капиталу.

Сильными сторонами бизнес-климата в России стали доступность и высокое качество человеческих ресурсов и образовательной инфраструктуры, наличие возможностей для НИОКР, хорошее качество дорожной инфраструктуры, а также относительно высокий уровень доступности поставщиков внутри России.

Авторы рейтингов глобальной конкурентоспособности отмечают успехи последних лет в распространении рыночных реформ, расширении мирового рынка. Вместе с тем выявлены опасные тенденции, получившие повсеместное распространение: снижение эффективности государства в обеспечении законности, рост дифференциации доходов населения, появление в ряде развитых стран ограничений экономического роста.

Экономическое развитие связано с риском, порождаемым как опасными природными явлениями и процессами, так и хозяйственной деятельностью человека. Поэтому общество всегда было вынуждено затрачивать ресурсы не только на производство благ, но и на их защиту. В прошлом чрезвычайные ситуации были редкими. Ныне положение радикально изменилось. Общемировой тенденцией экономических последствий катастроф стало увеличение числа наиболее разрушительных для хозяйственных систем чрезвычайных ситуаций. Темпы роста ущерба от них превышают темпы роста производства валового продукта. Наряду с расширяющимся спектром и нарастающими масштабами усиливается уязвимость экономических систем к чрезвычайным ситуациям. Главную роль начинают играть не столько абсолютные масштабы ущерба, сколько глубина воспроизводственных последствий катастроф. Человечество вошло в XXI столетие с высоким конфликтным потенциалом:

  • не разрешены десятки территориальных споров;
  • сохраняются и могут возникать новые межгосударственные конфликты:
    • на религиозно-этнической и идеологической почве,
    • на экономической почве,
    • на политической почве;
  • к ним добавляются внутренние проблемы социально-экономического, ре­лигиозно-этнического и политического свойства. В условиях глобализации они вырываются за государственные границы, выражаясь в потоках беженцев, терроризме, наркобизнесе, похищении ядерных материалов и т.д.

Очевидно, что ситуация, складывающаяся сегодня на планете, непроста. Современное состояние мировой экономики противоречиво:

  1. глобальные процессы формируют мировую среду, функционирующую на базе ряда общих принципов, правил, целей, одинаково воспринимаемых ценностей;
  2. региональные процессы позволяют учитывать интересы населения отдельных регионов мира, не выходя при этом за рамки единой стратегии;
  3. локальные процессы способствуют сохранению разнообразия экономических, политических, культурных и других характеристик мирового развития. Следовательно, мировая система характеризуется разнонаправленными тенденциями, определяющими перспективы всемирного хозяйства.

2.2 Экономическое положение России в системе международных экономических отношений

Насущные задачи национального развития и реформирования экономики диктуют необходимость расширения и углубления внешнеэкономических связей России. Эти связи должны способствовать всемерному использованию преимуществ международного разделения труда.

Экономические интересы России настолько сложны и многообразны, что должным образом их можно обеспечить, лишь развивая сотрудничество с самыми разными государствами и группами стран. Внешнеэкономические связи. России с развивающимися странами предстают как необходимое звено в механизме ее внешних отношений со странами мира. Тем более, что потенциал российских торгово-экономических связей со многими развивающимися странами в значительной степени не востребован.

Расширение экономического сотрудничества России с развивающимися странами тесно связано с укреплением и развитием экспортного сектора на основе диверсификации и облагораживания его структуры. Мировой опыт свидетельствует, что реальные направления участия каждой страны в международном разделении труда формируются лишь через экспортную ориентацию. При этом экспортоориентированность страны способствует созданию и поддержке прежде всего тех производств и структур, которые уже обладают сравнительными преимуществами или могут их обрести впоследствии. А это, в свою очередь, способствует более полному и эффективному использованию национальных экономических ресурсов.

Сложившаяся взаимодополняемость экономик России и ряда развивающихся стран, сравнительно невысокая требовательность их рынков, взаимные интересы и другие факторы превращают эти страны по многим позициям в наиболее вероятных потребителей российской продукции.

По оценке российских специалистов, именно рынок развивающихся государств может стать базой для наращивания, облагораживания структуры и диверсификации российского экспорта как в плане расширения географии экспорта, так и его реального товарного исполнения.

Наиболее благоприятны перспективы для расширения российского экспорта в группе «новых индустриальных стран». При этом возможно наращивание как экспорта сырья, так и готовых изделий. Особенно велики потенциальные возможности для экспорта в развивающиеся страны продукции обрабатывающей промышленности России, в том числе машин и оборудования. Косвенным подтверждением может служить существенное нарастание спроса на все виды сырья и готовых изделий в развивающихся странах.

Важным направлением российского экспорта в развивающиеся страны должен стать вывоз высокотехнологичного комплектного оборудования и связанных с ним услуг, лицензий, научных идей для их совместного практического воплощения и др. Это направление экспорта России должно быть ориентировано на «новые индустриальные страны».

Важную роль в наращивании российского экспорта в развивающиеся страны по всем товарным группам, но прежде всего по промышленным изделиям, должны сыграть инвестиции, направленные на создание и развитие производств, ориентированных на местные рынки, а также на экспорт в третьи страны.

Видимо, свое слово в этом плане должны сказать набирающие силу в последние годы российские финансово-промышленные группы.

Важно указать и на региональную направленность российских инвестиций: в первую очередь они должны направляться в так называемые полюса экономического роста, в зоны с благоприятным инвестиционным климатом (экспортно-производственные зоны, разного рода свободные экономические зоны).

Заметную роль в расширении экономических связей с развивающимися странами должно сыграть двух- и многостороннее научно-производственное сотрудничество, в процессе которого создаются материальные предпосылки для наращивания российского производства и экспорта.

Важным фактором в развитии экономического сотрудничества с развивающимися странами является внешний долг РФ.

Таблица 3. Структура государственного внешнего долга Российской Федерации по состоянию на 01 октября 2008 года.

Категория долга млрд. долларов США млрд. евро **
Г осударственный внешний долг Российской Федерации (включая обязательства бывшего Союза ССР, принятые Российской Федерацией) 1,4 1,0
Задолженность перед официальными кредиторами -членами Парижского клуба, не являвшаяся предметом реструктуризации 2,0 1,4
Задолженность перед официальными кредиторами -не членами Парижского клуба 1,5 1,0
Задолженность перед официальными кредиторами — бывшими странами СЭВ 0,8 0,6
Коммерческая задолженность бывшего СССР*** 4,6 3,2
Задолженность перед международными финансовыми организациями 27,7 19,2
Задолженность по еврооблигационным займам 1,8 1,2
Предоставление гарантий Российской Федерации в иностранной валюте 0,6 0,4

Оценивая свои возможности, Россия сможет полностью погасить долг и с большей уверенностью расширить международные связи с другими странами. Для мобилизации возможностей и развития уже имеющегося потенциала экономических связей с развивающимися странами нужна научно обоснованная стратегическая линия, подкрепляемая конкретными практическими шагами по ее реализации.

2.3 Сравнительный анализ экономического развития России в мировом масштабе

Начиная с 1968 г. ООН осуществляет Проект международных сопоставлений (ПМС), по которому сравниваются объемы ВВП разных стран мира по паритетам покупательной способности (ППС) валют. Советский Союз в течение долгих лет отказывался принимать участие в этой программе, не признавая «буржуазные показатели» ВВП и ВНП и ведя собственные завышенные международные сопоставимые оценки национального дохода и ряда других показателей. Лишь в 1990 г. СССР принял участие в этой программе, но вскоре развалился.

В (Таблице 4.) приводятся данные по результатам международных сопоставлений ВВП России и главных стран мира за 2008 г. по данным США.

Место Страна ВВП (ППС) $млн.
Земля 70,650,000
Европейский союз 14,960,000
1 США 14,580,000
2 Китай 7,800,000
3 Япония 4,487,000
4 Индия 3,319,000
5 Германия 2,863,000
6 Великобритания 2,281,000
7 Россия 2,225,000
8 Франция 2,097,000
9 Бразилия 2,030,000
10 Италия 1,801,000
180 Соломоновы Острова 948
Северные Марианские острова 900
181 Вануату 897
Британские Виргинские острова 853
182 Сан-Марино 850
183 Гвинея-Бисау 808
184 Сент-Киттс и Невис 721
185 Доминика 648
186 Тонга 526
Американское Самоа 510
187 Кирибати 348
188 Федеративные Штаты Микронезии 277
189 Сан-Томе и Принсипи 256
Тёркс и Кайкос 216
Острова Кука 183
190 Палау 125
191 Маршалловы Острова 115
Ангилья 109
Фолклендские острова 75
192 Науру 60
Уоллис и Футуна 60
Сен-Пьер и Микелон 48
Монтсеррат 29
Остров Святой Елены 18
193 Тувалу 15
Ниуэ 8

Российская Федерация была включена в ПМС ООН за 1993 г. и впоследствии стала постоянной участницей этой программы, предоставляя все необходимые базовые данные. Для расчета ППС за 1999 г. в рамках ОЭСР — Евростат Россия предоставила данные о ценах почти 3000 товаров и услуг, сформировав тем самым «корзину» для сравнения своего ВВП в долларах. Подобные же расчеты были произведены за 1996 г.

Эти расчеты показывают, что Россия по общему объему своего ВВП в конце XX в. занимала 10-е место в мире, отставая от США примерно в 10 раз, от ЕС — в 9,8, от Китая — в 5, от Японии — примерно в 3,6, от Индии — в 2,7, от Франции — в 1,6, Великобритании и Италии — в 1,6, от Бразилии — в 1,3 раза. По ВВП в расчете на душу населения Россия отставала от США в 1999 г. в 5,5 раза, от ЕС — в 3,8, от Японии — более чем в 4, от Германии — в 4, от Великобритании, Франции и Италии — примерно в 3,8 раза, от Бразилии — на 10%. Зато опережала Китай в 1,6 раза и Индию — в 2,6 раза. Данные, конечно, неутешительные, но объективные.

Согласно данным исследования за прошлый год Великобритания произвела промышленной продукции на 227 млрд долларов, опередив в рейтинге Южную Корею (214 млрд долларов), Россию (207 млрд долларов) и Бразилию (205 млрд долларов). Однако Франция по объему промышленного производства в прошлом году опередила Британию на 26 млрд, что позволило французам обогнать британцев с итоговым результатом в 253 млрд долларов.

В минувшем году на долю Британии приходилось 2,6% мирового промышленного производства. Три года назад это показатель составлял 3,6%, а в 1980-5,4%.

«В последние десятилетия экономика Британии в значительный степени опиралась на сектор финансовых услуг, однако сегодня эта сфера переживает не лучшие времена, — отмечает главный аналитик финансового рынка IHS Global Insight Марк Киллион. — Это означает, что сейчас необходимо уделить внимание производственному сектору».

Первую пятерку рейтинга крупнейших мировых промышленных производителей составляют США, Китай, Япония, Германия и Италия.

Что касается России, то, согласно последним данным Росстата, рост промышленного производства в стране в мае 2010 года относительно мая 2009 года составил 12,6%.

В январе-мае 2010 года по сравнению с январем-маем 2009 года рост промпроизводства составил 10,3%, в мае по сравнению с апрелем 2010 года -1,2%.

Рост промышленного производства в апреле составил 10,4% по сравнению с тем же месяцем предыдущего года.

В начале XXI в. ситуация в соотношении сил между Россией и другими крупными в экономическом отношении странами мира по показателю ВВП стала меняться в пользу России. Так, по примерным оценкам, в 2006 г. ВВП России составил 1160,5 млрд. долл. против 10 800 млрд. долл. в США, т.е. почти 11% уровня США, или в 9 раз меньше.

Приведенные в табл. 3 данные свидетельствуют о том, что с 1999 по 2006 г. Россия укрепила свои позиции в мировой экономике. Ее ВВП приблизился к уровню США, т.е. отставание сократилось. Теперь ВВП России вплотную приблизился к уровню Бразилии, и не исключено, что в ближайшие годы мы превзойдем эту страну по объему производимого ВВП. Но главное — Россия по объему своего ВВП заметно приблизилась к уровню Франции, Великобритании и Италии, отставая от них в пределах всего лишь 30%.

Обращает на себя внимание усиление позиций Китая и ослабление позиций Японии. ВВП Китая подходит к уровню 60% ВВП США, а ВВП Японии снизился по отношению к уровню США почти на 4 процентных пункта. Ослабли позиции и Западной Европы по отношению к уровню США. Обратимся теперь к данным о промышленном производстве (к сожалению, Госкомстат РФ не дает в своих публикациях международных сопоставлений по промышленному производству в долларах). Наиболее надежным источником для этого служат разработки по 111 1C Института мировой экономики и международных отношений РАН на базе всей последней международной статистики и мировой экономической литературы (автор этих разработок — Б.М. Болотин). Основные результаты таких сопоставлений представлены в (Таблице 3). Данные в ней свидетельствуют, что место России в мире по объему промышленного производства заметно выше, чем по показателю ВВП. По объему промышленного производства мы занимаем 6-е место в мире и составляем немногим более 20% уровня США. При этом следует обратить внимание на то, что в Европе Россия занимает 2-е место после Германии, превосходя по этому показателю Францию, Великобританию и Италию. Сказывается наличие у нас мощной добывающей промышленности и ВПК.

Канаду Россия превосходит по объему промышленного производства практически вдвое.

Международные сопоставления по уровню производительности труда в народном хозяйстве и оценки места России в мировой экономике по этому важнейшему показателю эффективности производства, также проведены ИМЭМО РАН (Таблица 4)

Эти данные показывают, что Россия отстает от США по производительности труда в народном хозяйстве практически в 5 раз, от Канады — в 4, от Западной Европы — в 3,5 раза, но вдвое превосходит Китай, в 4 раза — Индию, на 16% — Бразилию и отстает от Мексики на 18%. От главных стран Западной Европы и Японии мы отстаем по народно-хозяйственной производительности труда примерно в 3,5 раза.

В течение ряда лет в Институте Европы РАН проводились весьма детальные, а главное, прямые двусторонние сопоставления уровней производительности труда в промышленности России, США, Германии, Франции и Великобритании за 1992 и 1998 гг.

В результате спада производства в России в 1998 г. соотношение ее уровней производительности труда в промышленности и соответствующих уровней главных капиталистических стран заметно ухудшилось. Лишь после 1999 г. начался процесс улучшения этих соотношений. За 1998-2006 гг. производительность труда в промышленности Российской Федерации увеличилась практически более чем на треть.

Такова статистика, чисто количественная характеристика места России в мировой экономике в конце XX — начале XXI в. Она, естественно, не включает анализа качественных сторон состояния российской экономики и общества. Последнее представляет собой особую проблему, которая рассматривается нами лишь в аспекте сравнения этого состояния с основными ведущими тенденциями в мировой экономике.

Следует отметить, что соотношения объемов производства в промышленности более благоприятны для России, чем ее соотношения с рассматриваемыми западными странами по ВВП. Так, по оценкам Всемирного банка, ВВП России в 1992 г. составлял лишь 12% ВВП США, 49% ВВП Германии, 68% ВВП Франции и 75% ВВП Великобритании.

Сравним эти соотношения за 1992 год с соотношениями за прошлые времена. По оценке известного российского статистика и экономиста С. Прокоповича, объем национального дохода России (ближайшего по своему охвату показателя к показателю ВВП) в 1913 г. составлял 25% от уровня США В 1987 г., по нашей оценке, национальный доход СССР был равен примерно 30% от уровня США. Значит, соотношения ВВП России и главных западных стран в 1992 г. были намного ниже, чем в 1913 и 1987 гг. (в 1987 г. ВВП СССР составлял порядка 30% от ВВП США, а ВВП России был равен 61% ВВП СССР).

Обратимся теперь к сопоставлениям производительности труда в промышленности. Расчеты показали, что уровень производительности труда в России в 1992 г. составлял 17% от уровня США, 26 — Германии, 21 — Франции и 32% — Великобритании. Это намного ниже, чем в СССР в 1987 г. (24% к уровню США). По оценке С. Струмилина, производительность труда в цензовой промышленности России (в расчете на рабочего) в 1914 г. составляла порядка 20% американского уровня. Иными словами, соотношения производительности труда в промышленности России и главных стран Запада в 1992 г. были ниже, чем в 1987 г., и почти такими же, как в 1913 г. А за 1998 г. соответствующие соотношения России и четырех западных стран становятся еще ниже. Сейчас они составляют к США 12%, к Германии — 18%, к Франции — 16 и к Великобритании — 23%.

Из-за отсутствия соответствующих показателей отечественной статистики возьмем данные западных специалистов.

Национальный доход России, подсчитанный известными американскими советологами П. Грегори и Р. Стюартом для 1913 г., составил 21% от уровня США, 97 — от уровня Великобритании, 172 — от уровня Франции и 83% — от уровня Германии. По национальному доходу в расчете на душу населения, по оценке этих советологов, соответствующие соотношения были равны: 12, 21, 40 и 32%.

По расчетам тех же авторов, темпы роста промышленного производства России в конце XIX и начале XX вв. были выше, чем у большинства стран Запада, составляя не менее 5% в среднегодовом исчислении. За период с 1860-го по 1900 г. его объем в России утроился, ив 1913 г. Россия занимала пятое место в мире по производству промышленной продукции, уступая лишь США, Великобритании, Германии и Франции. В расчете на душу населения она была по этому показателю на уровне Испании, Италии и Австро-Венгрии.

Теперь вернемся к нашим расчетам и экстраполируем полученные нами соотношения за 1992 г. на 1998 г. по имеющимся официальным индексам темпов роста. В результате оказалось, что объем промышленного производства в России в 1998 г. составил всего 8,2% от уровня США, 36 — Германии, 61 — Франции и 73% — Великобритании. Соответствующие соотношения по ВВП оказались равными для этого года 7,5% к уровню США, 32,5 — Германии, 44,5 — Франции и 47,5 — Великобритании.

Все эти соотношения за 1998 год намного ниже, чем в СССР в 1987 г. и в России в 1913 г. Они заметно ниже даже, чем в 1992 г. из-за последующего снижения производства в России.

По современной оценке международных экономических организаций, доля России в ВВП мира в 1997 г. составила 1,7%, в мировом промышленном производстве — 1,8%. ВВП России сегодня уступает не только ВВП рассматриваемых нами стран, но Японии, Китая и Индии, и даже Канады, Бразилии, Ю. Кореи, занимая 15-е место в мире.

Нынешняя Россия в сравнении с США по своей экономической мощи и уровню экономического развития представляет собой удивительный парадокс: отставая от США по размерам ВВП примерно в 13 раз, мы имеем равную с ними численность вооруженных сил (1,7 млн. чел.), равную численность научных сотрудников (1 млн. чел.). При этом в расчете на душу населения наш ВВП и личное потребление населения сегодня находятся в таком же примерно соотношении с США, как ив 1913 г.

После финансового дефолта, случившегося в августе 1998 г., и резкой девальвации рубля в России начался рост производства. Этот рост связан, несомненно, с исчерпанием, так сказать, ресурса долговременного падения производства в России, которое фактически, как уже говорилось, продолжалось примерно 20 лет — с конца 70-х — начала 80-х годов XX в. Когда говорят, что падение производства началось в России в 1992 г., с началом рыночных реформ и трансформацией всей российской экономики по схеме МВФ, — это абсолютная неправда.

Даже по официальным советским данным, ВВП СССР в 1990 г. сократился на 2,3%, ВВП России в 1991 г. — на 5%. Начавшийся в 1999 г. рост производства в России является результатом действия трех причин:

  1. Сокращения импорта подорожавших иностранных товаров, вызвавшего импортозамещающий рост отечественного производства (прежде всего в пищевой промышленности);
  2. Повышения мировых цен на нефть и газ, давшего дополнительную экспортную выручку;
  3. Скрытой денежной эмиссии, временно стимулировавшей спрос.

Конечно, рост производства — это принципиально важный вопрос. Но возникает другой вопрос: а производство, собственно, какой продукции стало расти? Достаточно ли современна, конкурентоспособна эта продукция, удовлетворяет ли ее качество и новизна высоким современным требованиям мирового рынка? К сожалению, приходится признать, что экономический рост носит экстенсивный характер и идет прежде всего за счет традиционной, обычной, неконкурентоспособной продукции, спрос на которую заметно возрос внутри страны вследствие резкого сокращения импорта после девальвации рубля. Россия почти не производит современной электронной техники потребительского назначения, ее автомобили не выдерживают сравнения с западными, а экспорт военной техники сократился.

В отличие от новых индустриальных стран (Южная Корея, Тайвань, Сингапур) и таких крупных развивающихся стран, как Бразилия, Индия или Китай, Россия пока не сумела пробиться на широкий мировой рынок и завоевать собственные надежные ниши на нем по поставкам не сырьевой, а готовой промышленной и сельскохозяйственной продукции (о высоко технологичной продукции, за исключением военной, речь не идет).

Не менее серьезной проблемой является фактическое прекращение после 1998 г. начатых в 1992 г. рыночных реформ, в ходе которых хотя и было допущено много ошибок, но движение в сторону развития рыночных отношений, предпринимательства, конкуренции и вхождения в мировую экономику в общем было правильным. В отдельные годы в 1999-2003 гг., похоже, терялось даже само направление этих реформ. В течение многих лет, начиная с 1992 г. парламент в своем противостоянии президентской власти сознательно тормозил формирование рыночных отношений, напрямую мешал проведению реформ, активно вел работу по дискредитации и реформаторов, и президента.

В связи с этим встал вопрос о государственном стимулировании подъема российской экономики, повышении ее эффективности и реструктуризации с помощью современной промышленной политики и политики в отношении предприятий и ускорения НТП. Идея тотального ухода государства из экономики на практике никогда не возникала. Речь не идет и о вхождении сильного государства во все поры нашей экономической жизни, как это было в советские времена. Речь идет о нормальном и объективно обусловленном регулировании хозяйственных процессов в стране, стимулировании их эффективности, предпринимательской активности, конкурентоспособности, государственном стимулировании самого хода реформ. Все это имеет место в странах со зрелой рыночной экономикой, формирование которой без государственной поддержки невозможно.

В еще большей степени это имеет место сегодня в странах ЦВЕ, ставших полноправными членами ЕС. В качестве важной причины большинства неудач в сфере российской экономики и ее реформирования следует назвать слабость институтов власти, отсутствие необходимой политической воли к формированию истинно эффективной рыночной экономики и демократического строя. Недостаточный профессионализм, неграмотность и неопределенность в принятии решений, бездеятельность, а порой и прямой саботаж в их исполнении на разных уровнях государственной власти, слияние последней с финансовой и частнопредпринимательской сферой — все это обычное дело в системе нынешнего управления в России и не может не сказаться самым негативным образом на характере развития российской экономики.

Однако главной причиной неудач, о которых идет речь, является неясность, неопределенность общественного сознания в нашей стране, то, что на Западе часто называют «российской ментальной инвалидностью». Последняя порождена тем, что общество не полностью отошло от прежнего, советского идеологизированного мышления, не подвело черту под своим коммунистическим прошлым в виде общественного суда над преступлениями большевиков, раскаяния или покаяния за допущенные беззакония и трагедии в течение советского периода российской истории. Такое положение принципиально отличает Россию, например, от Германии, где перестройка общественного сознания была проведена еще при Аденауэре, и сегодня немецкая нация предстает перед всем миром вполне обновленной, современной, органически вписанной в процесс мировой цивилизации, заслуживающей международного доверия.

Другой сдерживающий фактор экономического роста в России — ее государственный внешний долг, составляющий в настоящее время порядка 130 млрд. долл. В течение ближайших 10 лет ежегодные выплаты только на погашение долгов международным финансовым организациям и процентные выплаты инвесторам, купившим российские еврооблигации, составят от 3,5 до 5,0 млрд. долл. Трудности страны, связанные с погашением внешнего долга, еще более обостряются по причине массового оттока капиталов из России. Ежегодно из страны вывозится до 14 млрд. долл., что обусловлено недостаточной стабильностью внутриполитической и социально-экономической жизни в стране, прекращением рыночных реформ, неясностью отношений между государством и бизнесом, слабостью финансово-банковской системы, разгулом криминалитета, отсутствием необходимого таможенного и валютного контроля, т.е. слабостью не только политической власти в стране, но и ее экономических и правовых институтов, включающих законодательство, адекватное современной эффективной рыночной системе.

Объективно необходимы жесткие меры по предотвращению нежелательного оттока капитала из России и по борьбе с коррупцией, а полученные средства целесообразно направить на инвестиции и развитие науки в России. Нет смысла в огромном импорте потребительских товаров, так как это пагубно сказывается на отечественном производстве. Но нужна твердая политическая воля, реальное государственное стимулирование частных и иных капиталовложений, экономического роста и научно-технического прогресса в стране. Прежде всего, необходимо укрепление банковской системы, прекращение оттока российских капиталов за границу. Государство должно поставить надежный заслон криминальным и теневым структурам в финансовой и производственной сферах, сосредоточиться на стимулировании роста производства и платежеспособного спроса, на новом рынке в реформировании и модернизации российской экономики и общества, а во внешней торговле ориентироваться на правовую систему ВТО.

3. Прогноз экономического развития России

Острая фаза мирового финансово-экономического кризиса 2008-2010 гг. завершилась. Практически все развитые и развивающиеся страны демонстрируют восстановительный рост. Не составляет исключения и Россия, возвращаясь от отрицательных показателей 2009 г. к позитивной динамике прироста ВВП, который, по оценке Минфина РФ, МЭР и Всемирного банка, составит в ближайшие три года от 4,0 до 4,5%. Много это или мало? На наш взгляд, мало; этого явно недостаточно, чтобы в ближайшие десятилетия догнать развитые страны по уровню благосостояния. Причем динамика российского роста ВВП нам представляется несколько завышенной и может оказаться весьма неустойчивой (особенно при значительной волатильности цен на нефть).

Поводов для пессимизма несколько. Во-первых, настораживает неадекватная бюджетная и налоговая политика. 2011 год обещает быть годом значительного наращивания военных расходов, которые составят 2 трлн. руб. (при общих доходах в 8,8 трлн. руб.). Конечно, армия и оборонный комплекс требуют переоснащения и финансовых ресурсов на реализацию новых проектов и НИОКР, однако размер бюджетных вливаний поражает воображение. Учитывая неэффективность и неповоротливость отечественного ВПК, слабый переток инноваций из оборонной сферы в гражданскую, можно прогнозировать слабую отдачу от данного вида бюджетных ассигнований.

Сомнения вызывает обоснованность повышения налогов на бизнес в тот момент, когда требуется быстрое восстановление хозяйственной системы и наращивание экономического потенциала страны. Увеличение ставки по социальным страховым платежам до 34% вызовет эффекты давно известные в российской практике — уход от налогов, рост теневого сектора и сворачивание предпринимательской деятельности из-за снижения конкурентоспособности большого количества отечественных предприятий. В итоге бюджет не получит запланированных налоговых поступлений при одновременном процессе криминализации экономики.

Второй момент, который внушает пессимизм при прогнозировании экономических тенденций в 2011 -2012 гг. — это упорное нежелание власти решать болезненные проблемы реформирования пенсионной системы, здравоохранения и образования. Робость, проявляемая исполнительной и законодательной властью, удивительна с одной стороны, и губительна с другой.

Стремительное старение населения и сокращение численности рождающихся детей делает проблему реформирования пенсионного обеспечения одной из самых злободневных и не терпящих отлагательства. Принцип солидарности поколений, работавший в нашей стране много лет, теперь не действует. Только в ближайшие три года количество пенсионеров возрастет на 15%, что сделает дефицит ПФР критическим. Отказ от реформирования системы пенсионного обеспечения выльется, таким образом, либо в инфляцию (при устранении дефицита печатанием денег), либо в замораживание или снижение размеров пенсий уже в ближайшей перспективе. И в том и в другом случае снижение жизненного уровня пенсионеров неизбежно.

Необходимо отметить, что повышение пенсионного возраста и снижение объема социальных гарантий также не вызывало большого восторга в Греции, Франции, Румынии и ряде других стран. Однако законодатели и исполнительная власть решительно провели реформы, несмотря на протесты и демонстрации населения. Понимание того, что это необходимая, хотя и болезненная операция, помогло гражданам этих стран смириться с политикой «затягивания поясов».

На наш взгляд, в российской практике возможен «мягкий» вариант реализации пенсионной реформы, когда гражданам по желанию предлагается выход на пенсию в том или ином возрасте: чем выше возраст — тем выше пенсия.

Следует также отметить, что в пенсионной системе России существует масса других проблем — например, досрочный выход на пенсию работников из перечня №1 и №2 (списков вредности). Непонятно, почему проблемы вредных производств должен оплачивать ПФР, а не те акционерные общества, на которых трудятся работники данных категорий. Есть много вопросов по размеру пенсий для служащих госаппарата, судей, прокуроров, депутатов и прочих привилегированных контингентов. Важно также то обстоятельство, что массы непривилегированных будущих пенсионеров никоим образом не могут подсчитать размер своей грядущей пенсии, что также является дестимулирующим фактором в ныне существующей модели. Здесь власть также ставится перед дилеммой — либо упорядочивает и регламентирует положение она, либо процессы примут стихийный и неуправляемый характер. Откладывание пенсионной реформы на будущие периоды будет весьма обременяющим фактором для экономического роста, причем тормозящие эффекты будут с каждым годом нарастать.

Безотлагательных кардинальных изменений требует и российская система здравоохранения. При общем рейтинге стран мира по благосостоянию Россия ныне занимает 65 место, тогда как по уровню здравоохранения — 132. Принятая к исполнению в 1990-х гг. модель страховой медицины оказалась плохо приспособленной к реалиям российской действительности. К существующей ныне системе медицинского обслуживания населения огромное количество претензий со стороны как пациентов, так и медицинского персонала. В то же время уровень потерь человеческого капитала из-за неэффективной работы отечественной медицины огромен.

Необходимо отметить, что современная медицина и качественная система здравоохранения — вещь очень дорогая. В бюджетах развитых стран данная отрасль поглощает от 7 до 9% расходов государства. Экономия на здравоохранении оборачивается тотальными поборами в больницах и поликлиниках, расширением сектора теневого медицинского бизнеса, массовым недовольством населения. Очевидно, что следует постепенно расширять сектор коммерческой медицины, совершенствовать систему ОМС, пересматривать количественный и качественный состав медицинского персонала (напомним, что по количеству населения на одного врача Россия занимает одно из первых мест в мире: Россия — 202, Венгрия — 360, США — 375, Польша — 487).

Нельзя также не отметить такие отрасли народного хозяйства, как ЖКХ и образование. Затягивание времени с их реформированием также оборачивается усугублением проблем уже в ближайшем будущем.

Разумеется, проведение модернизации экономики страны и перевод ее на постиндустриальные рельсы требует значительных финансовых средств. Если их нельзя получить за счет повышения налогов, то где тогда взять? Существует несколько надежных источников. Первый из них — приватизация крупнейших российских корпораций. Значительные пакеты акций (в том числе контрольные) таких компаний, как Сбербанк, ВТБ, Роснефть, Транснефть и ряда других предприятий стоят миллиарды долларов. Одновременно с приватизацией может произойти и качественное улучшение менеджмента в данных компаниях, увеличится их информационная прозрачность, изменение отношения к миноритарным акционерам, улучшится контроль за издержками и т.д.

Серьезный ресурс на среднесрочную перспективу — развитие малого бизнеса и снижение уровня коррупции в обществе. Нельзя сказать, что перечисленные нами меры являются чем-то очень новым и неизвестным научному сообществу. Дело, как нам представляется, не в этом. Вопрос, как говорится, не в экономике, а в политической воле. Руководству нашей страны пора более решительно браться за дело, не боясь запачкать руки и лицо черновой работой. Если таковой положительный сдвиг произойдет, то вместо запланированного роста в 4-4,5% в год мы вполне можем увидеть 5,5-6,0% уже в ближайшие два года.